ЛОГИН     
ПАРОЛЬ     
 


Запомнить меня на этом компьютере!

Если Вы забыли свой логин или пароль - обратитесь к администратору сайта:
телефон: (495) 960-2070,
e-mail: mak@elnet.msk.ru
ИЗМЕНЯЕМОЕ НАЗВАНИЕ
1.VI
МИР УВЛЕЧЕНИЙ
МИР УВЛЕЧЕНИЙ
Предвосхищая время    Знакомство с сокровищами художественных музеев – весомая часть клубной жизни. Создана даже клубная программа «Лучшие выставки Москвы». Но, оказавшись на той или иной выставке, будучи увлечены самими произведениями, личностями авторов мы не всегда придаем значение лаконичной фразе: «из личных коллекций». А за созданием собственной коллекции стоит не только увлеченность собирателя, но и – как в случае Михаила Сенаторова – определенная философия.
   В начале прошлого века уникальный эксперимент с цветом, формой, пространством, именуемый абстрактным искусством, который начал Кандинский, не получил должного развития в России. Между тем, работы Кандинского, Малевича, Ларионова, Лисицкого, Родченко не только дали мощный толчок для развития этого направления на Западе. Они реализовали главную цель искусства – художники были выразителями меняющегося общественного самосознания.
   В середине столетия другой молодой художник – Элий Белютин поставил амбициозную цель: организовать альтернативу существующей в то время Академии художеств на основе развития актуального искусства. В созданной им студии теоретик, автор уникальной педагогической системы, основатель направления «Новая реальность» учил художников высвобождать скрытую творческую энергию, развивать способность мыслить образно, нестандартно.
   В 1962 году, после того, как на выставке в Манеже в честь 30-летия МОСХа Никита Хрущев разгромил абстракционистов, Белютину запретили открыто заниматься тем направлением искусства, которое он вел, был в нем лидером. Началась кампания против формализма и абстракционизма в СССР. Оттепель сменилась застоем.
   Студия вплоть до 90-х годов ушла в творческое подполье. Для продолжения ее работы Белютин приобрел дом в подмосковном поселке Абрамцево. Здесь на небольшой советской даче проводились выставки работ Белютина и его учеников. Оборотной стороной такого положения дел стало то, что целое направление, которое должно было занять достойную нишу в истории искусства, осталось известно только узкому кругу специалистов.
   Появление в судьбе Элия Белютина фигуры Михаила Сенаторова, доктора технических наук, специалиста по информационным технологиям, почти два десятилетия проработавшего в должности заместителя Председателя Центрального банка РФ, – случайно и в какой-то мере закономерно.
   Родственница Михаила долгое время занималась в студии мастера и лет 30 назад познакомила их. С тех пор они с Белютиным поддерживали отношения. Художник был не только интересным собеседником, но и обладателем уникальной коллекции. Их с женой Ниной Молевой, писательницей, историком, искусствоведом, московская квартира представляла собой своеобразный музей – картины старых мастеров, скульптуры, антикварная мебель.
   10 лет назад Белютину уже стало трудно часто ездить на дачу-студию в Абрамцево. Художники продолжали там работать, но прежней опеки со стороны мэтра уже не было. Белютин с женой подумывали продать дачу. Купи ее человек сторонний, не погруженный в суть там происходящего – студийный дух, картины, все было бы безвозвратно утрачено. Михаил решает приобрести дачу и на ее базе создать музей студии.
Дом требовал восстановления, нужно было сделать систему постоянного обогрева. Картины студийцев и самого Белютина лежали в сарае, многие из них были свернуты в рулоны, что, как известно, губительно для полотен.
   Около шести лет ушло на то, чтобы капитально отремонтировать дачу, картины, натянуть их на подрамники, проанализировать их, архивировать. О полной реставрации говорить рано. Ее прошли только те работы, что участвовали в выставках. Год назад Михаил построил помещение, позволяющее демонстрировать картины, менять экспозицию.
   Коллекция Михаила – около 1,5 тысяч картин. С еще одним коллекционером работ Белютина и его студийцев Ольгой Усковой они создали Фонд русского абстрактного искусства. Они проводят семинары, издают каталоги, книги, организуют выставки. Несколько лет назад была проведена выставка в Русском музее в Санкт-Петербурге. К 90-летию мастера была открыта экспозиция в петербургском Мраморном дворце. Прошла выставка в Московском музее современного искусства на Петровке.
   Коллекция работ художников «Новой реальности» хранятся в собраниях Государственной Третьяковской галерее в Москве, в Зиммерли-арт музее в Нью-Йорке, в Калининградском музее и в Орловском музее изобразительных искусств.
   Элий Белютин – фигура легендарная и неоднозначная, истории, рассказываемые о нем полны мифов. Но направление, открытое Белютиным, – убежден Михаил, – не просто интересно. Это уникально. Уже потому, что белютинская студия на протяжение полувека была практически единственным местом, где столь глубоко осмыслялось и художественно выражалось мироощущение человека.
   «Почему Хрущев так возмутился явленному на выставке в Манеже? – он был главой страны, где строилась «материально-техническая база коммунизма»! Но он не понимал, что эпоха технической революции завершается. Что на смену ей идет информационный этап развития человечества.
   Думаю, что и художники этого не понимали. Но предчувствовали суть предстоящих перемен. И вслед за гуру верили – надо изображать уже не реалистические вещи, а показывать конфликт человека со средой, с окружающим миром, с природой».
   Причем конфликт может носить как отрицательный, так и положительный характер. Главное, он эмоционален. Эти эмоции они и пытались выразить соответствующими средствами.
   Чем эта школа отличалась от других художественных направлений? Там была теория. «Теория всеобщей контактности», разработанная Элием Белютиным. В целом, – считает коллекционер, – теория спорная, но в ней немало интересных вещей, используемых в живописи. Там есть оригинальная творческая методика преподавания, техника выражения.
   «Не будь этого мощного объединяющего начала, могло ли у Белютина быть столько последователей? Несколько сотен художников прошли через его школу. Некоторые, как, например, Владислав Зубарев, на основе ее открывали, развивали свои направления. Поэтому и хочется показать, что Белютин – явление уникальное и для мировой культуры».
   Выражение новыми средствами возникающего тогда конфликта Белютин называл «Новой реальностью». А мы сейчас живем в новой реальности, дополненной компьютерными технологиями, в виртуальной реальности. Многое, что отрабатывалось тогда в студии, сегодня стало обыденным. Например, краудсорсинг – когда источниками информации, интеллектуальных и прочих вложений являются люди. То, что сейчас называется мозговым штурмом, коллективным интеллектом, в студии проявлялось в работе нескольких художников над одной картиной, инталляцией. Отчасти манера работы Белютина со студийцами отражала современный, применяемый в интернете и в других областях прием манипулирования массовым сознанием.
   Белютин предвосхитил многое. И это еще предстоит открывать, анализировать множество накопленных архивов, дневников  художников, интервью с оставшимися в живых. В рамках Фонда налаживается контакт с кафедрой искусствоведения МГУ, чтобы адаптировать метод Белютина к современным методам обучения.
Главное – определить и продемонстрировать место этого уникального явления – гения Белютина, русской абстракции в истории российского и мирового искусства.

Текст: Виктория Чеботарева


Михаил СЕНАТОРОВ
Михаил СЕНАТОРОВ:
«Абстрактную живопись в развеске лучше не смешивать с реалистическими полотнами. Ее следует размещать на стенах и плотно, ее должно быть много. Все работы разные, далеко не каждая позитивно воздействует на зрителя. Но иногда, в зависимости от настроя, настроения, самочувствия, начинаешь погружаться в этот поток энергии, входишь с ним в резонанс, картины останавливают взгляд, начинаешь с ними общаться. И это совсем другое общение. Возникает оно на уровне эмоций. Потом подключается логика. Обнаруживаются какие-то образы, приходят ассоциации. Иногда я  «открываю» для себя давно известные мне картины, которые прежде не замечал».