ЛОГИН     
ПАРОЛЬ     
 


Запомнить меня на этом компьютере!

Если Вы забыли свой логин или пароль - обратитесь к администратору сайта:
телефон: (495) 960-2070,
e-mail: mak@elnet.msk.ru
ИЗМЕНЯЕМОЕ НАЗВАНИЕ
БИБЛИОТЕКА
ИСТОРИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ

"ВСЯКИЙ ДЕНЬ В АНГЛИЙСКОМ КЛУБЕ..."

Семейство Пушкиных состояло в Московском Английском клубе можно сказать все ХIХ столетие. Бывать в нем почти ежедневно стало настоятельной потребностью Василия Львовича, Сергея Львовича, Александра Сергеевича, Александра Александровича Пушкиных.
Василий Львович Пушкин – известный поэт начала ХIХ столетия, дядя и «Парнасский отец» Александра Сергеевича Пушкина, состоял в клубе со дня его возобновления в 1802 году и вплоть до смерти в 1830-м. Разумеется, что он не фиксировал свои почти ежедневные поездки в клуб со Старой Басманной, где жил многие десятилетия, а писал о клубе в письмах к друзьям между делом, иной раз одной строкой, как о вполне обыкновенном, привычном месте проведения вечернего досуга. В Москве любили прозвища, часто служившие дополнением к фамилии или вовсе ее заменявшие. Английскому клубу не удалось увильнуть от этой старомосковской традиции. Подобном почтенному московскому старожилу, любимому клубу дали прозвище – Аглинский. Его Василий Львович постоянно употреблял в письмах, как бы забывая об Английском клубе…
Вероятно, именно Василий Львович оказался одним из первых поэтов, упомянувших клуб в отечественной печати. В 1803 году, путешествуя в Европу, он сочинял столь модные в ту пору «дорожные письма» к соклубнику и близкому приятелю Николаю Михайловичу Карамзину - знаменитому историографу и писателю. В первом же письме из Берлина, появившемся в печати в журнале Карамзина «Вестник Европы», Василий Львович пишет, что «в Данциге есть собрание, наподобие нашего Английского клуба. Банкир мой, господин Пельт, меня туда пригласил с собою; я читал газеты и разговаривал с Пельтом о нашей литературе».
Не очень богатый Василий Львович не мог позволить себе купить ближнюю подмосковную усадьбу и должен был проводить жаркое время года во второй столице. «Москва совсем опустела, - сообщает он князю П.А. Вяземскому 21 июня 1818 года. - На бульваре (Тверском, рядом с клубом. – А.Б.) встретишь одного Нечаева в изодранном плаще и с колуфером в носу. Сибилев мелькает изредка и несколько дворовых собак, живущих по соседству. В Аглинском клубе сидят Терпигорев, Айгустов и аптекарь Эйнбордт. Все мрачно и пусто. Не видать ни Черткова, ни Яворского. Не слышно ни политических, ни филантропических разговоров. Я очень хорошо делаю, что расстаюсь с такою скучною столицею».
Дела клуба и соклубников очень волновали Василия Львовича. В январе 1828 года случились большие неприятности с Иваном Ивановичем Дмитриевым, поэтом и бывшим министром юстиции России. Он отказался от исполнения обязанностей клубного Старшины, что считалось большим позором. После долгих криков и споров, в клубе решено было поднести маститому поэту билет Почетного члена, а не выгнать вовсе, согласно Устава, в чем принял большое участие и Василий Львович.
Собственное его здоровье и финансовое состояние в ту пору уже клонились к закату. Однако в клубе поэт считал необходимым непременно бывать. Даже на «выездных» его заседаниях. «Вчера, - писал Василий Львович П.А. вяземскому 8 августа 1828 года, - я обедал у Н.В. Ушакова на Пресне. Мы обедали внизу; дам не было. Кажется, весь Аглинский клуб был созван: Киселев, Канчеев, Садыков, Мордвинов, Хомяков, кн. Владимир Голицын, Грузинский и множество других…»
После тяжелой болезни летом 1829 года Василий Львович непременно счел нужным побывать в клубе, о чем сообщал Вяземскому. «Вчера я выезжал и был в Аглинском клубе. Мы одержали над турками славную победу…»
В марте 1830 года проводились сложные с юридической точки зрения работы по обновлению клубного Устава (Уложения). «В Аглинском клубе трудятся над преобразованием новых статутов, - сообщал Василий Львович в письме П.А. Вяземскому. – М.А. Салтыков находится в числе законодателей, но он должен от сей почести отказаться. Он на этих днях едет в Рязань ревизовать губернию, что, кажется, поважнее ревизии Аглинского клуба». Михаил Александрович Салтыков – тесть поэта А.А. Дельвига.  
В конце апреля 1830 года, уже находясь на смертном одре, Василий Львович с сожалением вздыхал о невозможности посещать клуб. «Я простился со всеми удовольствиями, даже с Аглинским клубом». Вскоре родные проводили поэта в последний путь на кладбище Донского монастыря.
Дом на Старой Басманной, где жил Василий Львович, не так давно передан московскому музею А.С. Пушкина. Не исключено, что в его экспозиции найдут место и экспонаты, посвященные Московскому Английскому клубу, столь любимого поэтом.

А.Буторов. 


Возврат к списку