ЛОГИН     
ПАРОЛЬ     
 


Запомнить меня на этом компьютере!

Если Вы забыли свой логин или пароль - обратитесь к администратору сайта:
телефон: (495) 960-2070,
e-mail: mak@elnet.msk.ru
ИЗМЕНЯЕМОЕ НАЗВАНИЕ
ПОСЛЕДНИЕ СОБЫТИЯ








1.II
ПРАВОВАЯ ЛОЖА
ПРАВОВАЯ ЛОЖА
По принципу - «не навреди»    Заседание Правовой ложи, как всегда, было организовано и проходило совместно с Московским клубом юристов. Президент клуба Наталья Канишевская представила гостей – заместителя председателя Следственного комитета РФ Александра Федорова и ведущего научного сотрудника Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ Наталью Голованову.
   О сути проблемы собравшимся рассказал Александр Вячеславович Федоров. Установление уголовной ответственности юридических лиц давно является предметом дискуссий. Их активность стихает или возобновляется в зависимости от происходящих в стране и мире социально-экономических процессов.
   Судя по исследованиям, о введении уголовной ответственности юридических лиц поговаривали и в дореволюционный период. В СССР такая ответственность оценивалась исключительно с критических позиций. Априори считалось, что уголовные преступления совершаются только физическими лицами. Но с началом глубинных социально-экономических преобразований, основанных на переходе к рыночным отношениям, оценки уголовной ответственности стали меняться.
   Александр Федоров признался, что не разделял необходимости введения этой новации в УК РФ до тех пор, пока не познакомился с зарубежной юридической практикой в этой области. Институт уголовной ответственности юрлиц существует уже в 70 странах. Семь государств бывшего СССР входят в это число – Грузия, Азербайджан, Украина, Эстония и т.д. .
   Зарубежный опыт показывает, что уголовная ответственность юридических лиц – эффективный уголовно-правовой инструмент противодействия преступности. Помимо этого, его введение – обязательное условие приема в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).
   Однако более вескими считает Федоров внутренние причины введения нового порядка. Сегодня в Уголовном кодексе РФ не предполагается возможность совершения преступлений юридическими лицами. Но, как известно, их совершают. И в современной российской правовой системе их признают административными нарушениями. Взятка юридическому лицу в особо крупном размере предусматривает административный штраф до стократной суммы мзды, конфискацию и т.д.
   А вот с точки зрения Европейского суда – это преступления, требующие расследования уголовно-правового характера. Институт уголовной ответственности юрлиц нужен уже для того, чтобы четко понимать «границу» между преступлениями и административными нарушениями.
   В юридической среде такой гранью считается наличие или отсутствие общественной опасности того или иного деяния. У преступления, якобы, оно есть, а у административного нарушения – нет. Мало того, что эти понятия растяжимы, какое открывается поле для разнообразной трактовки! «Пора отказаться от сокрытия такого рода преступлений под видом административных нарушений».
   Специалист привел немало иных доводов в пользу дополнения российского Уголовного кодекса новацией. Что, по его мнению, пойдет только на пользу бизнесу, поскольку рассмативается как инструмент регулирования экономических отношений, позволяющий обеспечить условия для здоровой конкуренции в условиях рыночной экономики.
   Некоторые страны следуют указаниям ОЭСР, другие идут дальше. Например, в Китае, чтобы обеспечить условия для нормальных рыночных отношений, введено уголовное наказание за коррупцию и контрабанду.
   Наталья Голованова подробнее рассказала об опыте зарубежных государств. Следуя англо-саксонскому праву, страны Европы, хотя и разным образом, включили нормы об уголовной ответственности юридических лиц в свое законодательство. За исключением Германии (на которую ссылаются противники этой меры) и иных государств, где процедура ведения административных дел ведется по правилам уголовного судопроизводства.
   Большое значение в Европе придается не только уголовному преследованию взяточничества, подкупа иностранного лица. Предполагается введение нормы, предусматривающей уголовную ответственность даже за создание юридическим лицом обстановки, способствующей взяточничеству.
   В Великобритании сейчас находится на рассмотрении очень жесткий закон о финансах, добытых преступным путем. Наталья Голованова прогнозирует, что он не только будет скоро принят, но и получит распространение в европейских странах.
   Об этом, подчеркнула Наталья Александровна, следует задуматься тем юрлицам, которые не смогут доказать законность происхождения своего богатства. Очевидно, эта норма коснется и российских фирм, хранящих свои деньги в иностранных банках, размещающих свои активы за границей. Коммерческие организации, которые имеют дело с зарубежными партнерами, попадают под юрисдикцию их страны. Стало быть и они должны быть готовы к тому, что недоказанные доходы выше определенной суммы могут быть конфискованы.
   Примеры впечатляли. Однако, судя по реакции собравшихся, сторонников введения в России уголовной ответственности юридических лиц мало. Во-первых, убеждали юристы, нет подобающих кадров в уголовной юстиции. Во-вторых, жизнь показывает, что если арестуют топ-менеджера какой-либо компании, это негативно сказывается на ее репутации. В случае же возбуждения уголовного дела против самой компании, это будет означать ее кончину. С ней никто не будет иметь дело на следующий день. «Сначала надо изменить нравы нашей уголовной юстиции, иначе мы окончательно угробим инвестиционный климат нашей страны, – заявил адвокат Алексей Куприянов».
   Член Английского клуба Михаил Азарх, предприниматель, предположил, что причина планирования введения экстраординарных мер – оскудение государственной казны. К сожалению, принять их государство собирается в обстановке плохой конкуренции. «То есть еще легче будет убрать компанию конкурента, просто заплатив кому-то за возбуждение против нее уголовного дела.    А прицепиться всегда есть к чему. Это приведет к еще большему сокращению бизнеса в стране».
   В ответ Федоров заметил, что разговор строится по принципу: что должно быть впереди – лошадь или телега. «Эти нормы принимаются как раз для того, чтобы убить коррупцию и развить конкуренцию».
   Людмила Пучкова поинтересовалась, почему усиление уголовной ответственности трактуется как прогресс юриспруденции? Не совсем понятно, как введение института уголовной ответственности будет защищать российских участников внешнеэкономической деятельности от такого же института, существующего в той или иной стране.
   Что, в случае изменения уголовного права, ожидает бизнес, если вымогающие взятки чиновники, не теоретически, а в реальности, в силу их публичности, освобождены от ответственности – задал вопрос Виктор Морозов.
   Наиболее аргументировано выразил позицию противников введения уголовной ответственности юрлиц Генри Резник, заслуженный юрист России, первый вице-президент Адвокатской палаты города Москвы. Он поблагодарил Следственный комитет РФ за «будоражащее» предложение, назвал позитивом само обсуждение проблемы.
   «Но есть закон, а есть жизнь. Есть писаные нормы, а есть правоприменение. И есть коррупция. Если она будет как-то преодолена в наших правоохранительных органах, тогда можно вносить предложения об усилении ответственности юрлиц. Дела в отношении бизнеса – источник кормления наших "Пинкертонов", наших прокуроров.
   Дела в отношении бизнеса разваливаются, только пятая часть возбужденных дел попадает в суд, остальные прекращаются, причем во многих случаях субъект просто откупается. При отсутствии нормальной конкуренции и абсолютном монополизме усиливать репрессии в отношении бизнеса – значит действовать во вред.
   Дела о взятках вывели из подсудности суда присяжных, где оправдывали 22% обвиняемых. Нельзя же заподозрить присяжных в симпатии к чиновникам и руководителям корпораций?! Просто дела фабриковались, совершались провокации взяток. Судебная система утрачивает независимость, когда центральной стадией разбирательства становится не суд, а предварительное расследование, когда профессиональные судьи выносят лишь 0,4% оправдательных приговоров.     Если уголовная ответственность юрлиц – это наше будущее, то я бы очень хотел, чтобы это будущее наступило как можно позже, – резюмировал Генри Маркович». И добавил цитату знаменитого юриста А.Ф. Кони: «Преступление – это нормальная реакция нормального человека на ненормальные условия, навязанные ему обществом».
   Монолог знаменитого адвоката был поддержан рукоплесканиями.
   Федоров согласился: «Рубить с плеча нельзя, так как общество явно не готово к принятию такого нововведения. Но обсуждать, формировать общественное мнение нужно. Только так мы найдем правильный путь, который позволит учесть интересы государства и бизнеса. Вводить уголовную ответственность юридических лиц надо очень осторожно, вырабатывая оптимальные процессуальные механизмы, различные методики расследования преступлений, совершаемых юридическими лицами.


ЛЮДИ И МНЕНИЯ
Александр ФЕДОРОВ
Александр ФЕДОРОВ:
«Мировая юридическая практика формируется таким образом, что государства подтягиваются к определенному стандарту, но этот стандарт реализуется с учетом особенностей страновых систем».
Генри РЕЗНИК
Генри РЕЗНИК:
«Мы должны исходить из национальных интересов, адекватно оценивать ситуацию в нашей стране. Если можно, ее лучше поправить экономическими и социокультурными методами, а не юридическими, не правовыми».
Елена ЗВЕЗДИНА
Елена ЗВЕЗДИНА:
«Государство должно четко обозначить правила игры. И наша национальная правовая система дает эту возможность. Но, внедряя любые изменения в нее, надо подходить очень взвешенно».
Михаил АЗАРХ
Михаил АЗАРХ:
«Сначала нужно развить в стране конкуренцию, защитить ее нормальными законами, победить коррупцию, а только потом равняться на общемировые стандарты».
Вячеслав ПЕЧНИКОВ
Вячеслав ПЕЧНИКОВ:
«Конечно, послушать об этой новации было интересно. Но, как почти единодушно решили участники этой встречи, вряд ли это предложение осуществимо в ближайшее время. Тема требует долгого обсуждения, апробации».
Михаил ПАЛЬШИН
Михаил ПАЛЬШИН:
«Я согласен с позицией Генри Резника. Сначала надо соблюдать свой национальный интерес, а потом уже адаптироваться к мировой системе правовых координат. А у нас сегодня ситуация такая, что можно пострадать ни за что, в тюрьме могут оказаться невиновные».
Ирина КЛИМЕНКО
Ирина КЛИМЕНКО:
«Конечно, национальное право следует приводить в соответствии с международным. Но в отношении введения уголовной ответственности юридических лиц, это делать пока рано. Иначе бизнес будет разоряться еще до того, как дело дойдет до суда. В нашем положении необходимо сначала создать массу компаний, здоровую конкуренцию, как это, например, происходит в Канаде, где процветает малый и средний бизнес и никто не пытается захватить успешную фирму. У нас ситуация иная. Почему бы не начать с мздоимства правоохранительных органов и чиновников?».