ЛОГИН     
ПАРОЛЬ     
 


Запомнить меня на этом компьютере!

Если Вы забыли свой логин или пароль - обратитесь к администратору сайта:
телефон: (495) 960-2070,
e-mail: mak@elnet.msk.ru
ИЗМЕНЯЕМОЕ НАЗВАНИЕ
ПОСЛЕДНИЕ СОБЫТИЯ








6.IV
БИЗНЕС-ЛОЖА
БИЗНЕС-ЛОЖА
Широкие горизонты в условиях непредсказуемости    История российской экономики XXI-го века, это череда постоянно разрабатываемых реформаторских проектов и стратегий. Чего стоят, казалось бы, еще недавно активно обсуждаемые, но благополучно канувшие в Лету «Стратегии-2010», «Стратегия-2020», детальный план Дмитрия Медведева с легендарными «четыре «и»...
   Однако в том, что реформы нужны, сомнений нет. Страна, убежден ведущий заседания Андрей Нечаев, уже зашла в системный тупик – экономический, социальный, во многом и политический. Надо что-то менять, но в каком направлении двигаться, ясности нет. Вот почему опять зашла речь о стратегии развития России. Путин поручил Правительству к маю представить план увеличения темпов экономического роста страны.
   Гость заседания Евгений Гонтмахер рассказал собравшимся о готовящихся сценариях развития экономики страны. Создателями основных разработок стали бывший министр экономики, председатель Центра стратегических разработок (ЦСР) Алексей Кудрин и бизнес-омбудсмен Борис Титов и его соразработчики «Стратегии роста», эксперты Столыпинского клуба.
   Прежде всего Евгений Шлемович отметил, что никакой конкурентности, соревновательности, как это пытаются внушить общественности, в обеих концепциях нет.
   Борис Титов «Стратегию» уже обнародовал, Английскому клубу в том числе. Главным источником роста экономики ее авторы считают инвестиции в реальный сектор и то, что государство должно стать катализатором инвестиционного процесса, запустить механизмы финансирования в первую очередь в высокотехнологичные, производственные и наукоемкие проекты.
   Так как Путин по отношению к экономике выступает либералом, предложение Бориса Титова «дать экономике пару триллиончиков рублей» – шансов, по мнению Гонтмахера, не имеет.
   Кудрин считает – денег достаточно, нужны институты для обеспечения устойчивого экономического роста. Экспертная группа Титова тоже говорит про институты, но полагает, что времени на то, чтобы их выстраивать, нет. Просто малому и среднему бизнесу надо дать «кислород», все быстренько заработает, а дальше сами собой будут возникать институты.
   Вот различия. А в остальном, убежден доктор экономики, с точки зрения идеологии, стратегия Столыпинского клуба на 70% совпадает с тем, что предлагает ЦСР.
   Кудрин все основные пункты стратегии согласовывает с Владимиром Путиным, в этих встречах принимает участие помощник президента Андрей Белоусов. Сводить все стратегии поручено Минэкономразвития. Его руководитель, Максим Орешкин в свою очередь главным видит вывод экономики из тени, уменьшение неформального сектора, налоговые маневры и другие новации.
   Задача авторов стратегий – обеспечить рост исключительно экономическими способами. Говорится в поручении Президента и о социальных вопросах, о страховании, о пенсионной системе. Но все они подчинены финансово-экономическому блоку, а стало быть, убежден эксперт, находится с ним в конфронтации.
   Разрабатывает стратегию и Совет при Президенте по стратегическому развитию и приоритетным проектам, возглавляет который также Алексей Кудрин. Создается впечатление, что у команды Кудрина, больше всех полномочий на определение будущего России. Относительно недавно горизонты стратегии расширили до 2035-го года.
   «Может быть это неплохо, но, замахиваясь на столь долгосрочное планирование, никто не считает нужным учитывать российскую непредсказуемость. Куда сложнее и, наверное, ответственнее предсказать, что будет с экономикой в 2019 году».
   Однако, помимо расширения горизонтов произошло и принципиально качественное изменение самой работы экспертной группы Алексея Кудрина. Изначально она носила исключительно экономический характер. Но недавно ситуация кардинально поменялась. Как-то Кудрин обмолвился: «без согласования с Президентом мы ничего публиковать не будем».
   Вероятно, согласен с гостем и Старшина Нечаев, программа переориентирована под выборы президента и последующий президентский срок. Весь материал идет в администрацию Президента. А в качестве стратегии осенью будет представлено видение России до 2035-го года, лаконичное изложение оставшегося материала.
   Как бы то ни было, Гонтмахер рассказывал о сути программ. Например, о том, что в них считается первичным: экономика или политика. Борис Титов полагает, что начинать следует с экономических преобразований, а политика потом приложится.
   Алексей Кудрин, напротив, уверен, не макроэкономическими прогнозами следует заниматься, а реформами по всему фронту. В его понимании политика – это выстраивание государственных институтов. Важнейшие моменты – судебная реформа, реформа правоохранительных органов и государственного управления. Главная цель этой стратегии, помимо создания комфортных условий жизни – активизировать бизнес, частную инициативу, инвестиционный процесс.
   Другой важный блок в стратегии Кудрина – роль госкорпораций. Очень проблемный пункт, в котором политики гораздо больше, чем экономики. По подсчетам Федеральной антимонопольной службы, около 70% экономики контролирует государство. В ЦСР полагают – такое владение излишне, госкорпорации и госкомпании по большей части не эффективны.
   Дискуссии по всем этим вопросам идут жаркие, поскольку половинчатые решения не приведут к кумулятивному эффекту. Но последнее слово – за Путиным.
   Направление по госуправлению в рабочей группе Экспертного совета возглавляет Герман Греф. Там четко разработано – что следует делать среднему чиновнику, какими он должен обладать качествами и т.д. Но Гонтмахера удивляет попытка авторов этих предложений перенести на госуправление принцип эффективной корпорации.
   «Она состоит в получении максимальной прибыли. У госуправления цель несколько другая – удовлетворение общественных интересов. Более того, я считаю, что наше государство нуждается в децентрализации. Надо пересматривать роль регионов, может быть даже в сторону повышения их полномочий. А это означает совсем иные межбюджетные отношения и т.д.».
   Говоря о социальном направлении в стратегии Кудрина Гонтмахер расстраивался. Поскольку видел в ней повторение недостатков предыдущих стратегий – отраслевой подход. Так здравоохранение рассматривается как отрасль, которая предоставляет услуги. А ее надо финансировать. Нельзя людей лишать возможности пользоваться бесплатной медициной.
   В образовании тоже – вузоцентризм. Школа, главный элемент в системе образования, пребывает где-то в тени стратегических планов. Но плохое начальное образование приходится расхлебывать на уровне вузов, а потом – на рынке труда, куда приходят специалисты, не готовые к современной экономике. По-настоящему стратегических предложений в социальной сфере эксперт не увидел.
   Есть там большой раздел технологических новаций, где спрогнозированы прорывные технологии и даны предположения, как они могут смотреться на мировом фоне. Интересны исследования о конкуренции, много аналитики о рынке труда и т.д. Вопрос – как все это свести воедино? Неясно. Отчасти потому, что «мы живем в начинающейся предвыборной президентской кампании».
   На встречу с известным экономистом пришли не только члены Английского клуба, но и представители Центра политических технологий, возглавляемого Игорем Буниным, и Московского клуба юристов, президентом которого является Наталья Канишевская. Юристы, обсуждая выступление, особое значение придали судебной реформе. У всех было ощущение, что она перманентно идет вот уже многие годы – без каких-либо качественных изменений в реальности. Также, собственно, как и в правоохранительных органах.
   Не менее важный вопрос – возможна ли модернизация экономики без социального ущерба для населения, без снижения уровня соцгарантий. Новые технологии, которые начали активно внедряться в жизнь, – уверен Гонтмахер, – обязательно диктуют перемены и в политике. Если мы хотим быть цивилизованными, а не просто менять нефть на гаджеты, в стране должны быть соответствующие институты, включающие реформу судов, госуправления и т.д. Так происходит в мире. Лучше это сделать раньше, чем позже.
   Тут важна цена преобразований, так что социальные ущемления неизбежны. «Наш народ все вытерпит. И дело не в выходе на демонстрации. Хуже, что люди игнорируют митинги. Плохо, что народ все еще надеется на государство, не желая расставаться с иждивенчеством».
   «События делают за нас. Каждый день наше правительство принимает какие-то решения, маленькие и не очень. Все это складывается в поток, имеющий какую-то сущность. Нас несет».


ЛЮДИ И МНЕНИЯ
Евгений ГОНТМАХЕР
Евгений ГОНТМАХЕР:
«Сегодня ситуация для начинания реформ объективно тяжелая, особенно по сравнению с той, что была в конце 2000-х. Сейчас доля России в мировой экономике падает. А влияние страны в мире строится на базе экономической мощи. Так что ситуация вынуждает к реформам. Это стоит больших денег, но где их взять? Пока используется только карман населения. И еще одна проблема: властям хочется поправить экономику и не менять надстроечку».
Андрей НЕЧАЕВ
Андрей НЕЧАЕВ:
«Программа Столыпинского клуба близка к тому, что проповедует Алексей Кудрин – в смысле снятия бюрократического давления на бизнес, создания благоприятного предпринимательского климата. Что точно их объединяет – они обе предполагают Президентом Владимира Путина и никаких других вариантов не рассматривают».
Сергей КАЛАШНИКОВ
Сергей КАЛАШНИКОВ:
«Мне очень интересно было сегодняшнее обсуждение. Тем более, что я, как сенатор, принимаю реальное участие в формировании судебной реформы. В частности, в Госдуме сейчас обсуждается мой законопроект, предлагающий досрочно лишать полномочий судей, решения которых были трижды отменены судом вышестоящей инстанции из-за судебной ошибки или злоупотребления полномочиями».
Елена РАБЕ
Елена РАБЕ:
«Многое из того, что мы сегодня услышали, воодушевляет – намерение провести оздоравливающие реформы. Но многое и расстраивает – это то, что происходит, в частности, по отношению к бизнесу в реальности. Именно это скорее рождает желание не проявлять здоровую инициативу, а иждивенчество, нежелание людей что-либо менять в своей жизни. Может дело в менталитете...».
Михаил АЗАРХ
Михаил АЗАРХ:
«Интересный состоялся разговор. Никто не спорит, реформы, глобальные перемены нужны. Но как-то мало я встречаю упоминаний о том, где же взять средства на серьезные преобразования в рамках такой большой страны, как наша. Гораздо чаще – о том, что Резервный фонд и Фонд национального благосостояния иссякли».