ЛОГИН     
ПАРОЛЬ     
 


Запомнить меня на этом компьютере!

Если Вы забыли свой логин или пароль - обратитесь к администратору сайта:
телефон: (495) 960-2070,
e-mail: mak@elnet.msk.ru
ИЗМЕНЯЕМОЕ НАЗВАНИЕ
ПОСЛЕДНИЕ СОБЫТИЯ








24.V
КЛУБНАЯ ПРОГРАММА «ЛУЧШИЕ ВЫСТАВКИ МОСКВЫ»
КЛУБНАЯ ПРОГРАММА «ЛУЧШИЕ ВЫСТАВКИ МОСКВЫ»
Высокохудожественный и документальный сериал Верещагина   Выставка – открытие. Не только потому, что узнаешь: талант Василия Верещагина значительно превосходил известное, внушаемое нам еще в школе понятие «баталист». Художник, этнограф-исследователь, историк, коллекционер, публицист, военный, философ, путешественник... Человек огромной художественной продуктивности, Василий Васильевич жадно изображал и описывал в своих литературных трудах все, увиденное в своей богатой впечатлениями жизни. Туркестанская, Балканская, Индийская, Палестинская серии, «Русский Север», Японская серия... портреты, пейзажи, архитектура, животные, религиозные и военные картины. О нем говорили: «этот может все».
   Помимо картин из коллекций Третьяковки, Эрмитажа, Русского музея на выставке представлены редкие работы из частных собраний – всего около 500 экспонатов. Есть на выставке и подлинные предметы быта, оружие, костюмы и даже двери, показанные в картинах Верещагина.
   Удивительное свойство Светланы Капыриной, куратора выставки, работавшей над ней 2,5 года, погружать зрителей в контекст времени. Надо добавить зрителей искушенных, интересующихся и, судя по вопросам членов Клуба, подготовленных к этой непростой выставке. Зрителей, желающих и умеющих «погружаться» и делать выводы.
   На протяжении всей жизни Верещагин добровольно участвовал в множестве военных походов в качестве художника. Писал этюды для своих картин под свист пуль и треск гранат. Но при этом Верещагин стремился изображать войну не хладнокровно, формально, что свойственно многим художникам-баталистам – прославляя завоевателей и подвиги полководцев. А испытывая душевную (и физическую, будучи однажды серьезно раненым) боль пацифиста.
   Делясь своим отношением к войне. Логично «кадрируя» разные стадии процесса, он беспрестрастно показывал изнанку войны, закулисную сторону военной славы. В письме Павлу Третьякову писал: «Передо мной, как перед художником, война, и ее я бью, сколько у меня есть сил; сильны ли, действительны ли мои удары — это другой вопрос, вопрос моего таланта, но я бью с размаху и без пощады». Всю Туркестанскую серию выкупил Павел Третьяков, она составила основание Третьяковской галереи.
   Верещагин четко проводит гуманистическую линию, создавая цикл «Трилогия казней». «...Убийство гуртом все еще называется войною, а убийство отдельных личностей называется смертной казнью. Повсюду то же самое поклонение грубой силе и та же самая непоследовательность... и это совершается даже в христианских странах», – писал автор трилогии.
   Вряд ли такой подход нравился высоким военным чинам и властвующим особам, хотя высокие художественные способности мастера не оспаривал никто и никогда.
   Он был чужд постам: отказался от звания профессора Академии художеств. Не следовал чистым направлениям и жанрам в живописи. Хотя, конечно, внимательный почитатель живописи найдет сходство в манере его письма с «азиатскими» работами его современников, его парижского учителя Жерома, художников Делакруа, Маковского...
   Без высокопрофессионального сопровождения Светланы Леонидовны подметить «закадровые» тонкости было бы непросто. Так же, как и разобраться в иных деталях.
   Всюду Василия Васильевича влекло стремление увидать что-либо новое, найти новый материал для своей живописи, в таких странах, куда раньше Верещагина не проникал ни один из европейских художников. Он собирал в далеких путешествиях богатые этнографические коллекции индийских и тибетских ковров, костюмов, расшитых тканей, азиатского и европейского оружия всякого рода и т.п.
   Многие полотна, например, Туркестанскую серию, художник писал далеко от театра военных действий, в Мюнхене. Помимо неординарного дара он обладал феноменальной зрительной памятью.
   Это позволяло мастеру впоследствии с фотографической точностью изображать местные народы, их костюмы и обычаи, орнаменты, уникальные архитектурные сооружения, фасады старинных мечетей, тончайшие элементы, атрибуты дервишей и прочую восточную экзотику.
   О Верещагине современники говорили что он стирал грань между ориентализмом и реализмом. Что касается «измов», художник одним из первых самостоятельно убедился в необходимости, так называемого, «plein air», писать на воздухе.
   Враг условностей и рутины, он отвергал всякие награды, чины и отличия, допуская только ордена за боевые заслуги. С гордостью носил только орден Святого Георгия IV степени за оборону Самарканда. Последовательный противник войны погиб на войне – при взрыве броненосца «Петропавловск» в Порт-Артуре в 1904 году. Взрыв этого корабля случайно был зафиксирован на фотографиях, сделанных одним из русских офицерах. Эти кадры тоже представлены на выставке.

Текст: Виктория Чеботарева
Фото: участников экскурсии.


ЛЮДИ И МНЕНИЯ
Алексей ГОРОВОЙ
Алексей ГОРОВОЙ:
«Замечательная выставка, для меня Верещагин открылся совершенно с иной стороны. Я с удивлением увидел его работы индийского, японского периодов. Я уже позвонил другу, рекомендовал обязательно побывать здесь».
Лина САПУНОВА
Лина САПУНОВА:
«Помимо того, что Верещагин – великий художник, замечательный рисовальщик и портретист, он погружает всех в историю, в разнообразие культур, быта простых людей, местных воинов, и религий. Причем не только в давнюю историю Средней Азии или Туркестана, как тогда называлась эта территория. Картины Веращагина меня заставляют задуматься, каким многонациональным был Советский Союз. Как непросто было впоследстии объединить все это!».
Анжелика МАТВЕЕВА
Анжелика МАТВЕЕВА:
«Мне очень нравится работы Верещагина. Казалось бы, абсолютный реализм, но чувствуется нечто мистическое. Может быть это ощущение возникает оттого, что практически в каждом полотне, особенно из Туркестанской коллекции, есть дымка, так он по-особому изображает знойное солнце загадочного Востока».
Роберт ЗИНОВЬЕВ
Роберт ЗИНОВЬЕВ:
«Конечно, великолепный художник. Впечатление от выставки незабываемое. И особенно приятно было находить некоторые сходства – я родился в Ташкенте, по образованию – военный, награжден медалью Федора Плевако и, как сегодня мы узнали, единственный внук художника был усыновлен сыном знаменитого адвоката Плевако. И я также очень люблю путешествия».