ЛОГИН     
ПАРОЛЬ     
 


Запомнить меня на этом компьютере!

Если Вы забыли свой логин или пароль - обратитесь к администратору сайта:
телефон: (495) 960-2070,
e-mail: mak@elnet.msk.ru
ИЗМЕНЯЕМОЕ НАЗВАНИЕ
ПОСЛЕДНИЕ СОБЫТИЯ








12.XII
ТОЧКА ЗРЕНИЯ
ТОЧКА ЗРЕНИЯ
«Невозможно развалить неразваливаемое»    Новая книга «Комитет – 1991. Нерассказанная история КГБ России», на которой автор, Леонид Млечин с удовольствием ставил инскрипты, вводила собравшихся в несколько подзабытый, вытесненный множеством иных событий контекст.
   Открывая мероприятие Олег Матвеев поздравил собравшихся с Днем Конституции и представил новую клубную программу «Точка зрения». Это будут встречи с авторитетными специалистами, известными общественными деятелями и просто интересными людьми. На этот раз членам Английского клуба и гостям из Московского клуба юристов и бизнес-сообщества «Конгресс-коллегия» предстояло услышать не столько о российской Конституции, сколько о событиях, ей предшествовавших и определивших суть документа, – из уст непосредственных участников тех событий.
   «О тех временах, – заметил Матвеев, – сегодня говорят много неправды, подгоняемой под конъюнктурные соображения, продиктованные современной политикой. Кого-то обвиняют либералами и чуть ли не предателями страны. Мы же помним, что страна поддерживала эти процессы, воспринимая их как поток свежего воздуха».
   Ведущий встречи Леонид Млечин уверен, что события тех времен все еще недостаточно проанализированы и свидетельства участников тех событий очень важны. Нам еще предстоит трезво оценить сделанное, понять, что удалось и безусловно принесло благо России. Что оказалось неверным и пошло стране во вред. Что не получилось и почему.  
   Первым выступил Виктор Валентинович Иваненко, в мае-ноябре 1991 года. – Председатель КГБ РСФСР; в ноябре 1991 - январе 1992 гг. – директор Федерального агентства безопасности (сегодня ФСБ), министр. Человек скромный и явно недооценивающий свою роль в драматических событиях тех лет.
   Иваненко, выступая не скатился в исключительно личные воспоминания, эмоции, обиды. Хотя основания к тому были. Главное, что, по его мнению, определило ход событий в 1991 году – неспособность власти СССР решать насущные проблемы людей. Наступило разочарование в Горбачеве, в реформах Павлова и других лидеров союза. Страна оказалась в системном политическом, экономическом и духовном кризисе.
   Все ждали сверху рецептов, которые позволили бы жить лучше. А их не было. С перестройкой и гласностью, когда стали открывать архивы, полезли безобразия правящей системы. Внутри КПСС начали бороться два крыла – консервативное и демократическое. Кризис был и внутри КГБ.
   Еще один фактор определял ход событий в 1991 году – рост сепаратизма в союзных республиках. «Все чувствовали себя согнанными под одну крышу, собранными под знамена КПСС и когда исчезла «руководящая роль партии», уверенно заговорили о разделе собственности. Национальная элита хотела больше самостоятельности в этих вопросах.
Январь 1991 – события в Вильнюсе, первая попытка силовыми методами задавить демократическое движение в Литве. Пролилась первая кровь. Президент Горбачев отказался дать письменный указ, определив акцию полицейской операцией.
    Когда сепаратизм приобрел внушительный размах, возникла необходимость сохранения СССР. Прошел мартовский референдум. 13 июня 1991 года триумфальные выборы первого президента России. Активно с участием глав республик и командой Михаила Горбачева велась подготовка нового Союзного договора. Он должен был быть подписан 20 августа 1991 года. Но 19 августа грянул путч, чрезвычайное положение, танки в Москве, опять попытки решить дело силовыми методами.
    Команда Ельцина воспользовалась ситуацией, чтобы сменить общественно-государственный строй. Но перемены были непоследовательны и носили верхушечный характер, территории дремали в выжидательной позиции. Элита, поняв, что речь идет о переделе собственности, перескочила под крыло Бориса Николаевича. Кто-то пострадал.
    Но особенно неудачной в то время оказалась попытка навести порядок в Чечне. Неумение или нежелание вице-президента Александра Руцкого наладить диалог избранного главы республики Джохара Дудаева с Ельциным, в итоге спровоцировали военное противостояние.
Союз распался по воле элит его членов. А Беловежское соглашение, как констатация смерти СССР, и образование СНГ позволили провести это бескровно. И это, уверен Иваненко, основной позитивный итог того времени. Второй положительный результат – запустили рыночные механизмы. Избежали голода, холода, массовых беспорядков. Третий – «мы все глотнули свободы, вышли из коммунистического тупика. Это состояние и сейчас служит неким ориентиром». Силовые структуры получили урок, что крайне опасно отдавать и выполнять преступные приказы. А власть убедилась, что нерешительность в политике ведет к потере управления.
   Закономерный вопрос, а что не получилось? Власть в России не воспользовалась подъемом политической активности людей, чтобы создать мощную демократическую партию или движение. Народ тогда получил бы эффективный инструмент общественного контроля за действиями властей. «Правда, – констатировал Иваненко, – наше население впоследствии уже больше интересовали экономические и социальные проблемы, чем политические свободы».
   Виктор говорил о кадровых ошибках, допущенных Борисом Николаевичем, называл фамилии, приводил убедительные факты, свидетельствующие о расцвете фаворитизма, чем, собственно, Русь всегда отличалась. Интриги раздирали молодую российскую власть.
   Неудачны меры по реформированию органов госбезопасности. КГБ, АФБ, МБ, ФСК, ФСБ – это не все названия ведомства. Смена вывесок привела к оттоку наиболее профессиональных кадров. Когда понадобилось принять меры по борьбе с терроризмом, пришлось привлекать и обучать недостаточно профессиональных людей.
   Экономическая реформа, предпринятая правительством России в начале 90-х, – напомнил модератор, вернула страну на рельсы рыночной экономики, продолжающей существовать по сей день, несмотря ни на санкции, ни на антисанкции.
   Андрей Алексеевич Нечаев, в ноябре 1991 - феврале 1992 гг. – первый заместитель Министра экономики и финансов РСФСР: в феврале 1992 - марте 1993г.г. – Министр экономики России, сыграл в этой реформе огромную роль и до сих пор поражает верностью этим принципам.
   Андрей Алексеевич не раз в клубе повторял, что реформы конца 91 - 92 года носили вынужденный характер и продиктованы самой ситуацией, унаследованной после распада СССР. «Это коллапс финансов. Дефицит бюджета тогда составлял 35% ВВП и на 90% покрывался печатанием ничем не обеспеченных денег». Альтернативой коллапсу потребительского рынка была лишь политика введения комиссаров на заводах, тотальная карточная система, продразверстка.
   Один из частых упреков Нечаеву, команде Егора Гайдара – почему они, подобно Китаю, не пошли по пути медленных реформ. «Россия оказалась без базовых рыночных институтов. Не было де факто Центрального банка, границ, таможни, армии и т.д. Все приходилось создавать с колес, параллельно реформируя экономику. Иначе мы тогда не могли бы зиму пережить. Россия, кстати, до сих пор не преуспела в создании рыночных институтов».
   Андрей Алексеевич проанализировал другие созданные тогда базовые основы рыночной экономики. Коснулся нескольких серьезных проблем Конституции.
   Первая: что ее принимали в драматических обстоятельствах тяжелейшего конфликта президента и парламента. Расстрел парламента – это драма для страны, долго ее будем переживать. В самой Конституции были преувеличены полномочия и права президента. Не говоря о том, что последующими законами, уже не конституционными, в основном уже в путинские времена, президент получил 600 дополнительных полномочий. «У нас гиперпрезидентская республика».
   Второй момент: появился институт толкования Конституции. Так гражданин Зорькин с товарищами решили, что мы можем не выполнять решения Европейского суда. Хотя в конституционной норме записано, что международные договора имеют приоритет. В целом наша Конституция сильная, демократическая, но она просто не выполняется.
Экономист Нечаев давно стал политиком. И его позиция – вернуть реальное уважение к Конституции – хорошо известна.
   Третьего спикера тем более не нужно было представлять.
   Владимир Филиппович Шумейко в 1991-1992 гг. был заместителем председателя Верховного Совета РСФСР; в 1992-1993 гг. - первый заместитель председателя Совета Министров; в 1994-1996 гг. - председатель Совета Федерации Федерального Собрания РФ. То есть, – подчеркнул Млечин, – третьим человеком в стране, и многие тогда всерьез обсуждали, а не станет ли он преемником Ельцина...
   Было бы странно, если бы Владимир Филиппович не начал с анекдота. Но в целом он был серьезен. «Самое главное в развитии любого государства – дух нации, а не только кадровые ошибки, те или иные назначения». Далее Шумейко предпринял более общий подход к проблеме. Начиная с 1917 года, когда развалилась империя в 5 млн. кв. км. Он поражал аудиторию сходством исторических и политических коллизий. История в виде трагедии: парад суверенитетов в 1917 году, повторилась в виде фарса в 1993.
   Большевики 2 ноября на Съезде Советов приняли декларацию прав народов России. Пункт первый – свобода наций на самоопределение, вплоть до отделения и создания самостоятельного государства. Равенство всех народов абсолютное. Все удивляются, почему за большевиками народ пошел...
   В 1918 году приняли первую Конституцию. К 1922 году на территории бывшей империи было уже 14 крупных самостоятельных республик. Впрочем, хорошо известно, какие инструменты использовали лидеры вскоре образованного СССР, чтобы сдерживать его. Кнут и пряник.
   А перестройка и гласность, полагает Владимир Филиппович, выразилась в том, что с 1989 по 1995 год произошло 122 этнических кровавых конфликта на территории бывшего Советского союза. Вслед за союзными республиками вразнос пошли автономии. Парад суверенитетов был похлеще, чем в 1917 году.
   Специалист по федерализму рассказывал о его железных принципах. О невозможности двух президентов в одной стране. О том, что только Федеративный договор в 1993 году спас Россию от развала. Все стали равны по отношению к Федеральному центру. Окончился политический процесс и начался другой – экономический: «А где мои деньги?». «Республики выходили из Союза. Везде своя элита и она сама хочет своим народом править, сама хочет стричь».
   Решение федеративных моментов, парад суверенитетов, с одной стороны, и двоевластие, с другой, привели к необходимости создания новой Конституции. А затем и референдума, позволившего узаконить документ, чем, по поручению Ельцина, Владимир Филиппович и занимался.
   Обсуждение Точки зрения выступивших длилась и после основного заседания. Новая форма интеллектуального общения, предложенная Английским Клубом, пришлась по душе членам клубного сообщества.

Текст: Виктория Чеботарева
Фото: Василий Редкин


ЛЮДИ И МНЕНИЯ
Виктор ИВАНЕНКО
Виктор ИВАНЕНКО:
«Строй в 1991 году сменился, а парламент новой России остался рудиментом прежней системы. Вот это была мина замедленного действия».
Елена ЗВЕЗДИНА
Елена ЗВЕЗДИНА:
«Очень интересный ведущий. Почему у собравшихся в конце встречи практически не было вопросов – потому что Леонид Млечин сумел профессионально, лаконично выяснить у выступавших все самое главное. Мне кажется, формат клубного заседания был гораздо шире, под стать большой телевизионной аудитории. Это очень важно для будущих встреч – приглашать знающего, интересующегося, доброжелательного модератора».
Андрей НЕЧАЕВ
Андрей НЕЧАЕВ:
«Большая историческая несправедливость состоит в том, что позитивные эффекты преобразований, такие, как наполнение полок товарами, наступило через несколько недель, месяцев. А более долгосрочные результаты, проявляющиеся в экономическом росте, произошли как раз в нулевые годы. И те, кто сегодня называют 90-е годы проклятыми, преступными, они-то сейчас и снимают сливки с рыночных реформ, заложенных в 90-е годы. К тому же многие нынешние руководители в 90-х годах не были диссидентами, и находились далеко не в пионерском возрасте, а вполне активно соучаствовали в тех событиях, пусть не на первых ролях».
Владимир ШУМЕЙКО
Владимир ШУМЕЙКО:
«Чтобы понимать процессы, которые происходят сегодня, нужно знать историю. Сохранить Союз нельзя было. Да, это геополитическая катастрофа, но за это время кто-нибудь попросился назад?».
Иван КРАВЧУК
Иван КРАВЧУК:
«Я сегодня только убедился, Конституция нужна была именно в таком формате. Сейчас много разговоров идет о том, что она уменьшает суверенитет нашей страны, что там заложено много подводных камней, которые в будущем могут сказаться на сепаратистских движениях в России. Но тогда Конституция была необходима уже для того, чтобы сохранить мир в стране».
Роберт ЗИНОВЬЕВ
Роберт ЗИНОВЬЕВ:
«Безусловно, проверку временем Конституция выдержала. Это документ, написанный кровью поколений, он достойный. Если придерживаться этой Конституции, она демократична и весьма хороша. Но меня, как юриста, пугают поправки, которые вносятся в этот фундаментальный документ. Мы любим аналогии, так вот Конституция США, как и других стран, незыблема. Когда ее начинают менять в угоду власти предержащим, или олигархам, это ненормально».
Вячеслав ПЕЧНИКОВ
Вячеслав ПЕЧНИКОВ:
«Мы сегодня услышали не только о Конституции, мы узнали свидетельства живых участников событий начала 90-х. Хотя нам по TV постоянно твердят, что за этим событиями стоял свой Парвус, какая-то рука, американские советники и т.д. Но очевидно, что все это делали мы сами, своими руками. В том числе Конституцию. Это был слом прежнего режима. Принимая авторитет сегодняшних спикеров, хочется верить, никто у них не стоял за спиной и не руководил ими. Это новейшая история. В конце концов, мы тоже жили в то время. Сопоставить свои ощущения и их мнения любопытно».