ЛОГИН     
ПАРОЛЬ     
 


Запомнить меня на этом компьютере!

Если Вы забыли свой логин или пароль - обратитесь к администратору сайта:
телефон: (495) 960-2070,
e-mail: mak@elnet.msk.ru
ИЗМЕНЯЕМОЕ НАЗВАНИЕ
ПОСЛЕДНИЕ СОБЫТИЯ








29.XI
ШТРИХ К ПОРТРЕТУ
ШТРИХ К ПОРТРЕТУ
Профессионал, не отягощенный завистью    На двери табличка, на ней надпись «307 комната. Здесь гримировался Андрей Миронов. Чуть ниже еще более кратко – Васильев».
   Он живет с ощущением баловня судьбы, даже если судьба подбрасывает ему испытания. Родился в Новосибирске, в творческой семье. Папа художник широкого диапазона, учился в Москве, занимался в студии у Марка Прудкина, любил джаз. Мама сотрудничала с новосибирским ТЮЗом, где с удовольствием в своем детском синтетическом жанре проявлял себя и сын: пел, танцевал. Он обладал абсолютным музыкальным слухом, играл на скрипке. И никакой иной судьбы, кроме артистической, себе не мыслил.
   Поступил в Щукинское училище (287 человек на место). За него, выпускника «Щуки», боролись шесть московских театров. Это было золотое время театральной Москвы, невероятного интереса зрителей к театру, режиссеров – к талантливым актерам. А какие режиссеры блистали в то время! Его уже «отобрал» Юрий Любимов в авангардный тогда Театр на Таганке.
   Валентин Плучек, выдающийся режиссер, видимо, был настойчивее. Во всяком случае, худрук Театра сатиры произнес «Старик, мне кажется, у тебя будет счастливая судьба в этом театре». Выпускник принимал участие практически во всех спектаклях. И далеко не только в массовках. За десятилетия работы в «Сатире» – десятки крупных ролей. Французский театральный актер и режиссер Антуан Витез назвал Васильева acteur intelligent, что означало «думающий актер».
   При этом он в ладах со своими амбициями. «Я знаю, что занимаюсь своим делом. Я понимаю, моя профессия – не спорт, где оценки, скорее, объективны. В нашей сфере правят вкус, эмоции – кому-то я могу нравиться, а кто-то к моей игре всегда будет равнодушен. И к этому нужно относиться спокойно. Никогда не боялся конкуренции, никому не подставлял ножку. Я не спринтер, не стайер, я марафонец, потому что сохранил умение учиться и понимание, что всегда должен стараться сделать лучше.
  Иногда, играя, ловлю себя на том, что я словно лечу. Так было с одной из любимых ролей – Людовика XIV. Но с возрастом я отказался от нее – полет пропал. Если я это ощущаю, значит и зрители это чувствуют. Глупо до 80-ти лет играть Чадского, еле поднимаясь с колен».
   Именно Плучек подсказал Васильеву попробовать себя в режиссуре. В 1999 году появился спектакль «Секретарши» Фантазия Ю. Васильева». Режессировать понравилось. Идея собственного «Театра» возникла из-за невысказанности и в силу свойственного ему авантюризма. Недолго прожив «Театр Юрия Васильева» прекратил существование. Без государственной поддержки театру очень сложно.
  Ощущает он это как фиаско? Пожалуй, нет. Скорее воспринимает как очень важный опыт. «Господь мне дал возможность, я ею, как сумел, воспользовался». Такой же ценный опыт, как и кинорежиссура: его спектакль «Продавец игрушек» превратился в фильм. За ним последовала лента «Герой». Оба кинопроизведения Васильева прошли допремьерный клубный просмотр и были высоко оценены членами Английского клуба.
   Александр Ширвиндт, став художественным руководителем Театра сатиры, произнес: «У нас будет ироничный театр». Работы Васильева, театральные киноленты сам он характеризует незатейливо: «добрые». «Мне не нравится тенденция, свойственная некоторым режиссерам: чернить нашу действительность. При всех наших сегодняшних политических разногласиях я очень боюсь, как бы они не привели к гражданской войне. Можно спорить, но не нужно разжигать».
   Будучи работягой, он осознает, что в этой профессии нельзя достичь вершины, можно лишь чуть-чуть к ней приблизиться. А там – Роберт Де Ниро, Джек Николсон, Аль Пачино... «Я понимаю, что я не гений. Я хороший артист. Профессионал, не отягощенный завистью».
«Конечно, – размышляет Юрий, – я баловень судьбы. Знакомство с Московским Английским клубом, разве это не подарок фортуны?».
   Знакомство давнее. Поначалу он вел клубные вечера. По рекомендации Аллы Коженковой и Александра Ширвиндта вошел в клубное сообщество. Со временем стал членом Совета попечителей. И это уже совсем иная ипостась, совершенно отдельная история его жизни.
   «Даже просто пообщаться с людьми, тогда в него входившими, было счастье. Владислав Третьяк, Елена Чайковская, Эльдар Рязанов, Людмила Гурченко...». А уж проявить себя в качестве режиссера в задуманном Аллой Владимировной Домашнем театре, было особенно увлекательно. Тем более, что подчиняться требованиям режиссера приходилось руководителям даже крупных компаний.
   «Как трепетно они входили в этот артистический раж, понимали, принимали и претворяли театральные термины «задача», «сверхзадача». А я удивлялся: как погружение в эту непростую затею сплачивает всех. Какой возникает душевный подъем. Как меняются люди. Каким причудливым образом проявляются их творческие задатки. В этом прелесть профессии режиссера».
   Васильев – профессор Российской академии театрального искусства, академик Международной академии театров. 20 лет он руководил театром в 56-й школе на Кутузовском проспекте. Поэтому ничуть не сомневается, что вполне достойный спектакль можно поставить с любым непрофессиональным коллективом. С одинаковым увлечением работает с детьми и взрослыми, с профессионалами и неофитами. Как председатель комиссии любительских театров России в Союзе театральных деятелей, любит бывать на фестивалях.
   Замечает, что иногда дилетантские спектакли гораздо сильнее профессиональных. А многие уникальные артисты вышли из любителей, из студий и драмкружков.
   Он абсолютно уверен, что Домашний театр стал не только know-how Английского клуба, но одним из одним из его брендов. Люди, едва вступив в клуб, робко спрашивают: «А нельзя ли мне поиграть в клубном театре?».
   Кого-то, наверное, это удивит, но Васильев больше любит слушать, чем говорить. Не переносит, когда в малознакомой компании полагают: «Вот пришел артист, давай, развлекай нас». Времена 90-х, когда артисты были менее разборчивы, прошли.
   «Я сибиряк, у меня нет привычки с подобострастием относиться к чинам, званиям, статусам, успешным бизнесменам. И меня радует отсутствие кичливости в клубе, в любой ситуации все остаются обычными людьми, очень внимательными друг к другу. Когда мне бывало непросто, меня поддерживали, мне помогали и я очень благодарен клубу за это человеческое отношение».
   Говоря об этих людях, он не хочет ставить многоточие, а желает перечислить их: Андрей Павлович, Виктор Иваненко, Людмила и Игорь Пучковы, Вячеслав Печников, Михаил Азарх, Андрей Шкода.
   Васильев нечасто бывает на клубных мероприятиях. «А вот клубные открытия, закрытия – это для меня праздники и я по ним скучаю. Мне хочется увидеть людей, давних знакомых, новых соклубников. Испытать чувство общей радости. Меняются места их проведения, к каждому подбирается особая программа, каждый раз возникает особое настроение».
   «Мы уже готовим Новогодний вечер. Но у меня нет ощущения, что это моя работа. Новогодний бал в клубе – это мой праздник. Особенно нравится, как потом, когда завершится основная часть вечера, мы сидим, расслабленно болтаем, отдыхаем».

Текст: Виктория Чеботарева
Фото: архив клуба


ЛЮДИ И МНЕНИЯ
Александр ШИРВИНДТ
Александр ШИРВИНДТ:
Я поздравлял Юрия Борисовича со сцены театра, со всех каналов, в нашем театральном буфете, в своем кабинете, в его гримерке... Кончились слова и подарки, но не могу не присоединиться к поздравлениям от родного клуба.