ЛОГИН     
ПАРОЛЬ     
 


Запомнить меня на этом компьютере!

Если Вы забыли свой логин или пароль - обратитесь к администратору сайта:
телефон: (495) 960-2070,
e-mail: mak@elnet.msk.ru
ИЗМЕНЯЕМОЕ НАЗВАНИЕ
ПОСЛЕДНИЕ СОБЫТИЯ








8.I.20
ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ ЮБИЛЯРА
ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ ЮБИЛЯРА
Человек проекта    Основателю и Президенту Московского Английского клуба – 70.
   Трудно представить, что Олег Матвеев бродил по улице Горького в клешах индиго, босиком, играл в рок-группе... А он был типичным представителем московской золотой молодежи 60-х, хотя не являл собой ни явного, ни латентного диссидента.
   Время такое было – оттепель. Жил на Маяковке. «Центровая» школа N122, стена к стене со зданием Музея революции, где в свое время обитал исторический Английский клуб. Матвеева там принимали в пионеры.
   В школе учился внук Сталина, с детства вокруг интересная публика: дипломаты, писатели, музыканты. В школах, институтах тогда возникали музыкальные группы, ансамбли, пытавшиеся подражать своим музыкальным гуру Beatles, Rolling Stones. Жаждущие свободы духа, они собирались на площади Маяковского, своеобразном Гайд-парке в столице социалистического государства, или на Пушкинской.
   В 18 лет Матвеев – организатор (как сегодня говорят-продюсер) рок-концертов. Специфическая, не совсем легальная по тем временам деятельность. В Москве тогда этим занимались несколько человек, в их числе Юрий Айзеншпиц. Как вспоминает Олег, – отыскивал места, договаривался с руководством кафе, клубов, приглашал группы. На сейшн собирались люди.
   Кончилось это печально. «Пражская весна» и последующие события 1968 года в Чехословакии заставили власть пристальнее присматриваться к собственным гражданам.
«Зачищали концертные площадки, одних забирали «за хулиганство», других отправляли в армию. Айзеншпис попал в тюрьму. Меня ночью из дома увезли в КГБ. Но, не обнаружив идейной подоплеки и каких-то кукловодов за спиной, отпустили, но с условием быстрее уйти в армию, «иначе посадим за предпринимательство».
   Случайно на ул. Горького встретил школьного друга, который предложил пойти в Московский городской аэроклуб, входивший в структуру ДОСААФ. По статусу что-то вроде военного училища. Получил офицерское звание лейтенант запаса, специальность пилота вертолета. Между летными сборами работал во Внуково, летал ответственным за загрузку самолета в составе экипажа на севере: возили грузы, пассажиров. Знакомился со страной.
   Но хотелось большего. Поступил в Университет дружбы народов имени Патриса Лумумбы на факультет «История, филология». Летом – интеротряд, а затем друзья позвали в стройотряд в Казахстан. Не один год занимался организацией работы студенческих автоколонн на целине: ОБКОМЫ, грузовики, водители, запчасти, неожиданные местные трудности. Стройотряды вещь жесткая. «Школа жизни». Зато обрел неплохие организаторские навыки.
   После УДН поступил на работу в Московского бюро международного молодежного туризма «Спутник», где прошел путь от рядового исполнителя до Заместителя Председателя. Готовил и проводил международные молодежные акции, в том числе, в период проведения Олимпийских игр в Москве в 1980 г. и Фестиваля молодежи и студентов 1985 году.
   Молодежная культурная программа «Спутника» во время Олимпиады-80 была возложена на Матвеева, на ее подготовку ушло более полутора лет. И это была организация не просто досуга сотен тысяч гостей-иностранцев, чтобы они здесь чувствовали себя как дома, а система молодежных интерклубов.
   В 23 крупных домах культуры, клубах Матвееву нужно было организовать ремонт, транспорт, помочь приобрести оборудование, барные стойки, закупить мебель, подобрать кадры, людей, которые создавали, вели культурные программы. Благо, вспоминает Олег Ефимович, наши заявки проходили через ЦК комсомола и ЦК партии и исполнялись даже с избытком.
Две вещи характеризуют героя этих заметок: он предпочитает работать с проектами и не любит рутинной работы. Нужен проект, его следует начать и закончить. Потом становится неинтересно.
   Итак, возникали места, где проходили концерты, дискотеки, общение, дискуссионные клубы. Руководители домов культуры были счастливы, прежде такого внимания на них не обращали. Базовым в системе интерклубов был легендарный Дом медика, возглавлял который Александр Бертман. В начале 80-х в Доме медиков сразу несколько клубов по интересам вела Анжелика. Там они познакомились с Матвеевым.
   При подготовке и проведении Фестиваля молодежи и студентов 1985 г. вновь решили создать сеть интерклубов и, конечно, поручили этот важный политический проект Олегу Матвееву. К тому времени он был главным и единственным специалистом в этом деле.
   После Фестиваля Олегу Матвееву поручают создать Культурный центр ЦК ВЛКСМ на базе Концертного зала в московской гостинице «Орленок». Продолжились международные фестивали, культурные программы, международные обмены творческими коллективами …
В начале перестройки самые близкие его друзья эмигрировали. Это была серьезная человеческая потеря. Прощались навсегда. Конечно, мысли о том, чтобы поменять среду обитания приходили в голову, особенно в конце 80-х, время общего спада настроения. Но бросить сына и мать Матвеев не мог.
   Грянула «буржуазная революция». Комсомол доживал последние дни. Зато вскоре оказалось возможным побывать в Америке. Яркие воспоминания сменяли свежие ощущения. Встретился с друзьями. Они предложили затеять совместный бизнес. С 1990 по 1995 год Матвеев был президентом международного концерна MBL Group, в него входили сеть центров
   «ComputerLand» в СНГ и несколько других коммерческих структур. Продавали компьютеры, информационные технологии, открыли первый рестораны Pizza Hut в Санкт-Петербурге, большой центр по продаже и обслуживанию автомобилей Ford Motors и других марок в Москве.
Бизнес был удачен, бодрил. Он стал богат. Но попасть в Forbs почему-то не хотелось. Кураж пропал. Тем более, что в голове уже бродили иные идеи. Время становилось другим. Изменилось общество. Хотелось чего-то нового. К удивлению многих, Олег спокойно выходит из американского бизнеса и переключается на общественную деятельность.
   1995 год – ситуация в стране необычная. Возможность заниматься предпринимательством, зарабатывать расслоила общество. Расходились судьбы, расставались люди. Поднявшиеся материально оказывались в вакууме общения. Спрос рождал предложение: рестораны, желая привлечь состоятельную публику рядились под клубы, не пытаясь поменять суть. Открывались и быстро закрывались клубы по профессиям или интересам.
   «Я обратился к идее Московского Английского клуба. Сама привлекательность такого сообщества была мне интересна еще в институте, я был увлечен историей. В Музее революции мы просмотрели архивы, указы, свидетельства того, что там происходило.
Стало понятно, что перенять можно было лишь саму логику и дух исторического клуба: люди, состоявшиеся в различных профессиях, разного возраста, порой разных взглядов, объединяются для общения, обсуждения идей, возможно, для благотворительности. Свой опыт, знания и имя вложили в этот проект авторитетные, уважаемые и значимые персоны: Александр Ширвиндт, Сергей Абакумов, Эльдар Рязанов, Артем Боровик, Марк Захаров, Артур Чилингаров, Владимир Рушайло и многие другие. С большим энтузиазмом поддержал идею создания клуба Юрий Лужков.
   В 1996 году клуб открылся. Помогали друзья и практически все откликнулись, вошли в клуб. Так сформировался базисный, культурный пласт. Два-три года формировался клубный пазл, приходили новые люди, рекомендовали своих знакомых и все получилось».
   Матвеев формировал структуру программы клуба, продумывал тематику лож, прописывал устав – опять создавал нечто новое. Как говорит Анжелика, – «Олег человек проекта: дела, которое имеет свое начало и конец. Со скрупулезностью и терпением часовщика будет до мельчайших деталей разбираться в деловых бумагах, документах. Тут применимо слово тщательник. «Делать нужно только хорошо или очень хорошо. Или вообще лучше за это не браться». Хотя в обычной жизни такого абсолютного перфекционизма у него не наблюдается».
Имея обыкновение терять интерес к завершенным проектам, Матвеев не ощущает равнодушия к клубу, как проекту. Замечает, что создание и развитие клуба значительно отличается от иных, рутинных видов деятельности.
   «Это творческая работа, она подобна режиссерской в театре и кино. Казалось бы, ты занимаешься одним и тем же делом, но проекты всегда разные. Так и у нас в клубе. Учредили современный Английский клуб в С-Петербурге, помогли организовать «Строгановский клуб» в Перми. 10 лет занимались усадьбой «Архангельское» и нам удалось вернуть музею все разбазаренные местной властью исторические территории. Одновременно, реализовывались и другие проекты, предлагаемые членами клуба. Постоянно меняется ситуация. В стране, в Москве, в клубе, в интересах и отношениях людей. Мы сотрудничаем внутри сообщества, поддерживаем друг друга, возникают новые планы».
   Не в этом ли причина столь внушительного долголетия современного клуба?

Текст: Виктория Чеботарева

P.S.
«Есть люди умные, образованные, а есть мыслящие. Отличия существенные. Можно обладать прекрасными знаниями, цитировать философов, но не уметь пользоваться знаниями, не уметь рождать собственные мысли. А есть люди, обладающие парадоксальным, не формальным мышлением, собственным взглядом на вещи. Олег из их числа».
Анжелика Матвеева


ЛЮДИ И МНЕНИЯ
Владимир ХОТИНЕНКО
Владимир ХОТИНЕНКО:
«Про Олега можно написать эссе, рассказ, а в определенных обстоятельствах и роман. Потому что его судьба исключительна. Мне кажется, не каждому человеку дано понять – для чего вот он тут есть?, смысл его бытия: простой, большой, космический. Большинству людей это неведомо.
А вот у Олега всегда был смысл – что я делаю, как я делаю, для чего я живу. Совершенно замечательный его тинейджерский интерес к рок-музыке. Интереснейший «комсомольский» период. В тех, закрытых условиях, попытаться придать советским клубам что-то необычное, соответствующее международному представлению.
У него отличные разносторонние способности организатора. Но основное содержание его дел всегда было смысловое. Все, за что бы он ни брался, это все имело смысл.
Конечно, одна из самых фантастических идей – это Английский клуб. В других руках она могла бы довольно скоро провалиться. И в сегодняшних реалиях, да и всегда существование Английского клуба – это абсурд, что-то очень странное... А они с Анжеликой смогли все это преодолеть, придать этому высокий смысл.
И получилось замечательное сообщество людей, которым интересно жить в этом сложном, противоречивом мире. В клубе у нас всегда есть смыслы. Есть никогда не повторяющийся Новый год. Можно ли представить, чтобы где-то еще в Москве в таком количестве, в такое время люди сидели смотрели – в очень остроумно придуманном контексте – картины галерей Уффици, Третьяковки... А спектакли Домашнего театра... У Олега есть смыслы, за которые можно зацепиться, на которые можно ориентироваться.
Дай бог ему здоровья!».