ЛОГИН     
ПАРОЛЬ     
 


Запомнить меня на этом компьютере!

Если Вы забыли свой логин или пароль - обратитесь к администратору сайта:
телефон: (495) 960-2070,
e-mail: mak@elnet.msk.ru
ИЗМЕНЯЕМОЕ НАЗВАНИЕ
-->
ПОСЛЕДНИЕ СОБЫТИЯ








19.IX.22
ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ ЮБИЛЯРА
ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ ЮБИЛЯРА
Перемен требовали сердца    Простое перечисление его должностей, позиций звучит солидно, ярко. Но Виктор Валентинович принадлежит к тому редкому типу людей, которым свойственна здоровая рефлексия. И сейчас, с высоты своего возраста, он оглядывает свое прошлое с некоторой мудрой отстраненностью, подмечая, когда в его жизнь вмешивался случай, а когда он сам принимал жесткие решения и действовал.
   Он осмысленно пошел в систему КГБ, хотя отец-фронтовик (видел репрессии) вполне аргументированно возражал. Но выпускник Тюменского индустриального института не представлял для себя особых перспектив в профессии инженера-электрика. Поначалу молодой чекист отвечал за выезжающих за рубеж. Затем – за безопасность нефтегазового комплекса. Тюмень из места политической ссылки превращалась в нефтегазовый центр. «Наращивая добычу, это называлось «укреплять социализм», о безопасности объектов в те годы думали мало. От чрезвычайных происшествий гибли люди. Спорил с областным начальством о важности этой проблемы». Раскрывали организованные преступные группы. За внедрение мер по контрразведовательному обеспечению Тюменского ТЭКа («партнеры» активно интересовались энергетическими запасами и мощностями) Иваненко награжден орденом Красной Звезды.
   В 1986 году его взяли в центральный аппарат в Инспекторское управление. Семья переехала в Москву. Работа не была сидячей. При более высоком, чем в иных силовых структурах, профессионализме чекистов в мощной, разветвленной сети КГБ инспектор выявлял нарушения законности, требования ведомственных приказов. «На местах, бывало, во имя статистики ломали судьбы людей».
   С мая 1991 до ноября 1992 года был председателем КГБ РСФСР. В августе, узнав о путче по телевидению, генерал-майор отправился не на Лубянку, что было бы логично, а в Белый дом, где размещалось российское руководство. С госсекретарем Геннадием Бурбулисом направлял в региональные органы КГБ России обращение Ельцина не исполнять указания ГКЧП и Владимира Крючкова, председателя союзного КГБ, не участвовать в перевороте. Иваненко выпала историческая роль арестовать своего начальника...
   «Что меня толкнуло на контакты с российской властью? – размышляет Иваненко, – угроза кровопролития, опасение, что советское руководство заставит спецслужбы, другие силовые структуры подавить реформы, демократические преобразования, как это было в Тбилиси, Вильнюсе. Поучителен пример и событий на площади Тяньаньмэнь в 1989 году в Китае. Многие союзные руководители тогда готовы были издать такой приказ».
   В ноябре Борис Ельцин преобразует КГБ РСФСР в Агентство федеральной безопасности РСФСР, генеральным директором в ранге министра назначает Виктора Иваненко. Наверняка генерал многое взвесил, предлагая Президенту реформировать систему госбезопасности. «Я не могу себя отнести к преобразователям, хотя попытки спецслужб к реформированию мы предпринимали. Именно так оказалось образовано Агентство ФБ. Мы были готовы работать под зонтиком гражданского, общественного контроля. К сожалению, видимо, были наивны...».
   Несложно представить, сколько было передумано им, выходцем из органов госбезопасности, где он проработал более 20 лет, поддержать идею если не покаяния КГБ, то хотя бы осуждения содеянного органами НКВД в 30-х годах... Многие чекисты были готовы критически это осмыслить. «Я не был революционно настроен. Но, как и многие тогда, верил в некую свободу, торжество справедливости».
   На заседании Конституционного суда РСФСР Иваненко выступил против слияния АФБ и МВД в МБВД, предложенного Ельциным, попавшим под влияние иных фаворитов. И тем самым 44-летный генерал подписал себе... увольнение «по сокращению штатов». Была ли обида? Наверное, ведь в августе 1991 он сделал высокий нравственный выбор, став, как считал, на защиту возникающей российской демократии. А Указ Президента Конституционный суд вскоре отменил.
   Генерал ушел в свободное плавание. Борис Николаевич не отличался злопамятностью. Однако, когда на заре возникновения «Газпрома» Иваненко помог Рэму Вяхиреву организовать там службу безопасности, Рэм Иванович предупредил: «В штат не возьму, тобою недоволен Ельцин».
   В ЮКОС Иваненко был приглашен в 1993 году, кстати, до того, как компания была приобретена «Менатепом». В «нефтяную сферу» попал неслучайно, пригодился тюменский опыт. И хорошее знакомство. В 80-х годах начальником «Тюменгазпрома» был назначен Виктор Черномырдин, Иваненко стал его советником. Добрые отношения сохранялись и впоследствии. В ЮКОСе чекист курировал службу безопасности, но не только. Занимался связями с госструктурами, договаривался с руководством областей, где были расположены де-юре дочерние компании, но фактически находящиеся под весьма затейливым местным управлением, криминальным в том числе. Так создавалась более менее централизованная компания ЮКОС. Значительно изменил ситуацию приход сильной банковской группы «Менатеп», Михаила Ходорковского.
   Иваненко трезво оценивает процесс приватизации, проведенной в том числе и путем залоговых аукционов. «Она получилась верхушечная, нечестная, народ от нее был отодвинут. И я – в той или иной степени – участник всего этого». В 1998 году он ушел из ЮКОСа. Ушел добровольно, хотя пребывал там на довольно хороших позициях, в руководстве. «Компанию возглавили молодые ребята, с совсем другим отношением к жизни, своим пониманием «крыши», я им был не нужен». А амбиции? Этот вопрос вызывает у него раздражение. «Наверное они были. Но я человек разумный, рассчитываю свои силы». Ушел в Министерство по налогам и сборам советником по связям со спецслужбами.
   Участие в избирательной кампании 1999 года блока «Отечество – вся Россия» окунуло его в политику. «Это было познавательно, забавно, но неинтересно». И, человек увлекающийся, он занялся весьма экзотическим бизнесом – производством экранопланов. Продав часть пакета акций ЮКОСа с 2003 года Иваненко стал акционером, председателем совета директоров Арктической торгово-транспортной компании. «Я пытался спасти технологию производства этих средств передвижения, представляющих нечто среднее между кораблем и самолетом, летящим на небольшой высоте от поверхности воды, земли или льда, за счет чего происходит экономия топлива. В СССР производили экранопланы военного назначения, мы пытались переориентировать их на перемещение гражданских грузов. Без правительственной поддержки это оказалась тупиковой затей. Через некоторое время я принял болезненное решение о банкротстве компании». Это был удар, поскольку приходилось избавляться по сути от собственного ребенка. Вырученные деньги положили в банк. Банк лопнул, часть средств пропала...».
   Судьба любого бизнеса в России непроста. Судов удается избежать редко. Они портят нервы – и закаляют характер. «Человек обязан идти от одной цели к другой, – считает Иваненко, – жизнь должна быть наполненной, чего-то надо достигать и получать от этого удовлетворение. Я оптимист».
Другое мажорное решение – покупка в 2003 году места в Черногории, где семья Иваненко построила отель. Людмила, будучи профессиональным строителем, курировала объект. Здесь впоследствии отдыхала добрая половина соклубников.
   Иваненко, как известно, финансово поддерживает различные творческие проекты членов клуба. «Меня печалит, что у нас такое малообеспеченное гражданское общество, оно деформировано, зажато. А есть люди, которые пытаются создать что-то уникальное. Гарри Бардин – искренний автор, он не только умеет лаконично сформулировать то, о чем мы думаем, но не умеем даже просто сказать – как нам важна свобода... Я помогаю ему. Нет, мы не друзья, я не уверен, что он захочет дружить с генералом КГБ, хоть и в отставке. Мы из разного теста». Он гордится давней дружбой с Александром Ширвиндтом, с удовольствием вспоминает их замечательные совместные рыбалки. «Хочется чаще с ним видеться. К счастью, такую возможность дает Английский клуб. Он для меня отдушина. Большая радость – прийти в клуб и пообщаться с Еленой Чайковской, с другими давними друзьями. Для меня это – частичка того самого гражданского общества, где интересно, где люди мыслят, где возникают споры, но они пристойны, а их участники доброжелательны». Дорог Виктору и волейбольный клуб ФСБ России «Отдушина», в котором Иваненко некогда играл, сейчас финансирует, помогает ветеранам.
   Сам ветеран не склонен к тоскливым реминисценциям. «Иначе можно впасть в депрессию: в прошлом столько нереализованных возможностей, ошибок, драматических ситуаций... Жить надо настоящим, будущим». Что, кажется, несложно – у него хорошая семья, он спокоен за дочерей, их семьи, они сами справляются со своими делами. Старшей внучке 31 год, другой – двадцать. Помимо этого еще шесть внуков младшего возраста. Есть у него еще одна всепоглощающая страсть – охота. Это в последние годы он перешел на комфортное времяпровождение в дикой природе. А прежде бывало компанию охотников забрасывали на вертолетах далеко от цивилизации... С возрастом человека тянет на настоящее: беллетристика уже разочаровывает. Больше привлекает классика с ее истинными ценностями – Чехов, Тургенев, Пастернак...
   Он ни о чем не жалеет. Даже когда вспоминает о всероссийском совещании органов госбезопасности в июле 1991 года (внизу фото), где он жестко критиковал власть. Даже проскальзывает особая гордость. История...

Текст: Виктория Чеботарева
Фото из личного архива и архива Клуба


ЛЮДИ И МНЕНИЯ
Александр ШИРВИНДТ
Александр ШИРВИНДТ:
«Всегда очень трудно говорить о друзьях, которые близко и давно с тобою общаются. Тем более, что отряд друзей катастрофически уменьшается. Поэтому то, что осталось – тьфу-тьфу-тьфу – надо беречь и любить. Я пытаюсь. Иваненко – замечательный друг. Преданный, ответственный, нежный и очень заботливый. Прелесть моих отношений с ним в том, что он из другого ведомства.
Я очень хочу, Витюшечка, чтобы ты жил как можно дольше. Я это знаю по себе, когда живешь долго, возникает ощущение – что обойдется... Пусть обойдется... Ты счастлив в своих бесконечных внуках, среди моей любимой подруги, твоей супруги Людочки... До встречи!».
Елена ЧАЙКОВСКАЯ
Елена ЧАЙКОВСКАЯ:
«Дорогу осилит идущий! Особенно, если дорога извилистая, с крутыми поворотами, неожиданными и очень опасными, поистине историческими разломами. Немногим дано идти по ней уверенно, четко чеканя свой шаг, в окружении друзей.
Вам, дорогой и любимый Виктор Валентинович, как никому другому это удается на всех поворотах нашей народной судьбы. Оставайтесь всегда таким же, каким мы видим Вас уже много лет. Счастлива семья, у которой такой муж, отец, дедушка. Вместе с ней мы – Елена и Анатолий Чайковские – поднимаем бокал за Вас и желаем, чтобы Ваш шаг по дороге жизни всегда был уверенным!».