ЛОГИН     
ПАРОЛЬ     
 


Запомнить меня на этом компьютере!

Если Вы забыли свой логин или пароль - обратитесь к администратору сайта:
телефон: (495) 960-2070,
e-mail: mak@elnet.msk.ru
ИЗМЕНЯЕМОЕ НАЗВАНИЕ
-->
ПОСЛЕДНИЕ СОБЫТИЯ








13.X.22
АРТ-ЛОЖА
АРТ-ЛОЖА
Нет правил, есть только цель    Фильм таинственный, напряженный, с лихо закрученным сюжетом. Супружеская пара, в исполнении Дарьи Жовнер и Евгения Ткачука, после потери сына решается на усыновление мальчика из приюта. Оказалось, что у ребенка есть мать (в великолепном исполнении Марьяны Спивак). Женщина мягко говоря странная, она тяжело больна и потенциальным родителям своего сына ставит необычное условие – пожить всем вместе в ее необычном доме в горах.
   Договор превращается в непростое испытание. Проверяя на прочность отношения пары, мать ведет сложную, странную игру, истинный мотив которой поначалу не совсем понятен. В игре инфернальной, не вполне адекватной героини «нет правил, есть только цель». У нее нет выхода, идет обратный отсчет времени. Она не думает, хорошо или плохо поступает, она просто действует, поскольку хочет как можно быстрее понять – достойны ли эти люди быть родителями ее сына.
   «Мать моего сына» – история непростая, с множеством разных линий. Режиссер Илья Максимов, выпускник ВГИКа, специализируется на сериалах. В его «кинопортфеле» такие работы, как «Адвокат», «Откройте, милиция», «Шаповалов», «Пятая стража», «Я больше не боюсь», наиболее яркая – «Проводник». На вопрос, почему выбран именно жанр психологического триллера, режиссер ответил: «Он очень манкий, в нем есть возможность взять хороших актрис, показать диапазон актеров. Здесь всматриваешься в героев больше, чем, в других жанрах, например, в боевиках. Мне нравится темп лихо закрученного сюжета. И вообще человеческое всегда актуально, оно вне времени».
   Владимир Хотиненко наблюдал рождение картины в течение долгого времени – авторский коллектив ему более чем хорошо знаком. С художником Сергеем Ивановым они работали над лентами «Бесы» и «Ленин». Дениса Аларкона Рамираса, сына Татьяны Яковлевой, он считает не просто очень хорошим оператором, а перфекционистом, обладающим своим стилем и умеющим его передать. Сергей с Денисом составляют уже зрелый творческий тандем.
   Владимир Иванович фильм считает необычным. И не только потому, что таких обстоятельств еще не встречал. «Мои земляки, свердловчане, молодые ребята Денис Тарасов и Елена Гордеева, написав сценарий, необычно подошли к вроде хорошо знакомой теме приемных детей. А когда я увидел фильм, оказалось, что вышла не специфически наша, отечественная, а очень интернациональная история. Необычен ее антураж. В нашей профессии нужно везение. И в этой картине ребятам повезло, они нашли гениальную, с моей точки зрения, натуру. Пейзаж фантастический, горы, архитектурно скупой загородный дом-куб, в котором разворачивается история. Я считаю картину достойной и готов защищать ее на любом уровне. Посмотрев фильм в десятый раз, я вдруг понял, это мелодрама. И не надо этого стесняться, мелодрама в хорошем смысле слова».
   Редактор картины Татьяна Яковлева-Хотиненко рассказала, что фильм на фестивале «Кинотавр» получил одобрение профессионалов, попав сразу в три главные номинации. «На мой взгляд, за счет особого стиля авторам удалось создать интересную художественную реальность».
Так сложилось, что у каждого в этой молодой команде был какой-то свой личный мотив подступиться к этой непростой теме. По словам Дениса Алакорна Рамираса, он даже, еще не будучи уверенным, что картина состоится, отказался от съемок большого фильма. Денис рассказал, как этот странный, в стиле Фрэнка Райта дом в горах в Крыму был первым в списке предложенных съемочной группе и неожиданно оказался почти соответствующим задуманному сюжету. Значительных перемен в интерьере, как это зачастую бывает, не потребовалось. Правда, обилие стеклянных стен заставило оператора поначалу помучиться и в итоге отказаться от обычно применяемой техники. «Дом, – добавил режиссер, – стал дополнительным героем нашего фильма».
   Посмотрев фильм каждый увидел что-то свое. Владимир Хотиненко, будучи художником, узрел интересную идею – главная героиня старается словно «прорасти» в персонажах мужа и жены и таким образом продолжиться в будущих родителях своего сына.
   Знатоки кинематографа, как выяснилось на клубном фуршете по окончанию фильма, усматривали аналогии с психологическими и детективными триллерами, коими знаменит Дэвид Финчер («Игра», «Исчезнувшая»). Кто-то вспоминал «Руку, качающую колыбель» Кертиса Хэнсона. Похоже, фильм всех задел за живое. И эмоционально подействовал даже на мужчин. Некоторые из них отказывались давать комментарии, ссылаясь на неприятие эксперимента, «призом» которого может быть ребенок. То есть воспринимали фильм не как произведение, а как живую ситуацию. Волшебная сила искусства!
   Интересный обмен мнениями происходил среди соклубников, собравшихся вокруг Нины Мироновой. «В сложных условиях замкнутого пространства, преимущественно серого цвета и множества стекол проникнуть в психологию героев, передать ее в сдержанных полутонах, недосказанности – это очень тонкая режиссерская и операторская работа», – полагает Нина. А какой закрученный сюжет! Я оценивала его как психолог. Да, финал вроде позитивный, понятно, с ребенком будет все хорошо. Но, на мой взгляд, получился этакий психиатрический, настаиваю именно на этом слове, эксперимент, а ребенок вроде как ни причем. По сути это игра взрослых человеческих амбиций и личного понимания, как должен вести себя человек в такой ситуации. Это – триллер. Мелодрамой его делают только глаза ребенка».

Текст: Виктория Чеботарева
Фото: Людмила Букалова


ЛЮДИ И МНЕНИЯ
Владимир ХОТИНЕНКО
Владимир ХОТИНЕНКО:
«Я своим студентам говорю: ребята, если я рекомендую что-то посмотреть, это не означает, что вам это понравится, но посмотреть надо».
Алла КОЖЕНКОВА
Алла КОЖЕНКОВА:
«Великолепный фильм самого высокого уровня. Часто о той или иной картине мы говорим: какая прекрасная работа оператора и как жалко, что скучный сюжет. Или – как хорошо играет актриса, обидно, что ее партнер бездарный. Или – режиссер совсем дурак, у него были такие замечательные возможности: и музыка, и сюжет, и оператор… А он не смог из этого ничего сделать. Этот фильм – редчайший случай, когда все сошлось. Здесь не было ни одной ошибки. Не было оператора, который работал хуже, чем режиссер. Не было режиссера, который не понял бы оператора. Не было музыки, которая раздражала. Поэтому можно даже сказать, что это шедевр. У меня только одно «но» – не надо было давать в финале укрупненно глаза ребенка. Зритель и так все понял».
Илья МАКСИМОВ
Илья МАКСИМОВ:
«Я воспитывался на хороших голливудских фильмах конца 80-х начала 90-х годов, когда еще не было компьютерной графики, когда режиссеры делали ставку на харизму актера, когда кино было не оторвано от жизни, оно было про людей, про их проблемы. У меня специфический взгляд на героев. Я люблю всматриваться в личность, люблю, когда человек неярко выражает эмоции. Этот фильм жанровый, поэтому без ярких проявлений обойтись было невозможно. Но хотелось поиграть и полутонами. Денису удалось уловить, передать их и, как я сегодня видел, впечатлить зрителей».