ЛОГИН     
ПАРОЛЬ     
 


Запомнить меня на этом компьютере!

Если Вы забыли свой логин или пароль - обратитесь к администратору сайта:
телефон: (495) 960-2070,
e-mail: mak@elnet.msk.ru
ИЗМЕНЯЕМОЕ НАЗВАНИЕ
ПОСЛЕДНИЕ СОБЫТИЯ








19.II.20
ТОЧКА ЗРЕНИЯ
ТОЧКА ЗРЕНИЯ
Мнения и закономерности    Самые глубокие тайны основных социальных явлений не спрятаны за кулисами политической сцены, а открыты для всеобщего обозрения в очевидных фактах повседневной жизни, – считал Александр Зиновьев, философ, социолог.
   И тем не менее интерес к профессиональным социологам не увядает. Есть надежда, что социологическая наука позволяет узнать больше. Президент Английского клуба Олег Матвеев приветствовал собравшихся в Деловом центре Торгово-промышленной палаты РФ довольно большую аудиторию. Члены Английского клуба и Московского клуба юристов во главе с Натальей Канишевской пришли послушать одного из авторитетнейших отечественных социологов – Льва Гудкова, доктора философских наук, профессора, директора «Левада-Центра». Тема встречи – «О чем действительно думают россияне».
   Ведущий вечера, Алексей Кара-Мурза, доктор философских наук, профессор, основатель Дискуссионного клуба возрожденного Английского клуба, один из первых его Старшин. Алексей Алексеевич был рад, что клуб возвратился к истокам. Именно в этом доме 25 лет назад проходили первые заседания на общественно-политические темы, которые он вел. Затем в клубе образовались клубные Ложи по темам. Общественно-политическую ложу, как известно, возглавил Игорь Бунин.
   Социологам, напомнил Алексей Алексеевич, в стране было всегда непросто. Еще в российской империи они чувствовали себя неуютно. «Надо говорить правду, а царям слушать правду тяжело». Многие крупные российские социологи – Максим Ковалевский, Питирим Сорокин вынуждены были покинуть страну.
   Лев Гудков, ученик известного социолога Юрия Левады, продолжил повествование о незавидной судьбе социологии в СССР. Исследовать общественное мнение, заметил социолог, особенно при авторитарном режиме, непросто. «Данные изначально никому не нравятся. Горбачев учредил ВЦИОМ (Всесоюзный центр изучения общественного мнения) в надежде получить подтверждение своей политики. Результаты его быстро разочаровали».
   Впрочем, исследования социологов часто вызывают недоверие и в других странах. Их критикуют за неправильные формулировки вопросов, за трактовки ответов и т.д. «В нашей стране с 2009 это обрело облик ожесточенной кампании с разных сторон. Кремль нас упрекает за манипулирование общественным мнением. Либералы за то, что мы работаем на Кремль и тоже манипулируем... Западные политики убеждены в том, что у нас «люди боятся говорить». И все неправы».
   То, что Лев Дмитриевич представил аудитории, было результатом постоянных исследований первого ВЦИОМ с осени 1988 года и затем отпочковавшегося от него «Левада-Центра». Согласно методике исследования, есть два типа ответов.
   Первый касается насущных вещей: заработках людей, их поездках, планах на будущее, отношения к бюджету. «Например, о растущей инфляции человек судит разумно, прагматично. Никакая пропаганда не убедит его в обратном. Это дает фактическую картину состояния общества».
   Второй тип ответов – о политике, о текущих, международного характера событиях, деятельности значимых фигур и т.д. Отвечая на них, человек демонстрирует не собственные мнения, а знания, полученные из СМИ, от коллег, от друзей. Это – коллективные представления.
   Очевидно, отвечая, человек лукавит, подыгрывает, испытывает страх перед неправильными ответами. На то и социологические процедуры, позволяющие интерпретировать, понимать результаты опросов. Не случайно девиз «Левада-Центра»: «От мнений – к пониманию».
Лев Дмитриевич демонстрировал на экране слайды с самыми разными исследованиями.
   Например, самый общий, по выражению Гудкова, «идиотский» вопрос – в правильном или неправильном направлении развивается страна? «Люди сами вкладывают в него свои смыслы. Задавая его 30 лет подряд можно получить коллективную «кардиограмму оценок», на которую влияли общеизвестные факторы и события.
   Любопытно было посмотреть, как трансформировала мнения людей монополизация информационного пространства, когда 22 канала телевидения были интегрированы в три госканала. Сколь значима оказалась кампания, связанная с Украиной. Как менялась оценка внешнеполитической деятельности, отношение к врагам России, к конкретным странам. Как резко реагировало население на присоединение Крыма, пенсионную реформу и прочие важные события.
   Интересное выступление рождало качественные вопросы. Алексей Кара-Мурза поинтересовался природой конституционных поправок: «вроде внешних предпосылок к тому нет». Высокий профессионал Гудков мог позволить себе сказать: «я ответа не знаю». «Но я противник утверждения, что все зависит от Путина. Работает система. И население, как показывают наши опросы, лучше понимает, чувствует ситуацию, чем, как ни странно, многие политологи».
   «Сложившаяся система власти опирается на силовые структуры, зависимые суды. Это начинает пугать. Волны расходятся, создают определенная атмосфера – «выученной беспомощности», готовности принять ситуацию как норму».
   Сергея Калашникова интересовало, какие политические страты выделил бы Гудков, как следует понимать изобретенный Владиславом Сурковым оборот «глубинный народ»? «Сложилось мнение, что есть некое ядро апатичного, с узкой структурой потребностей людей, которые воспринимают власть как нечто отдаленное, но которое берет на себя обязательство ее поддерживать».
Всем известен набор мер административного порядка, позволяющий обеспечивать явку на выборы, особенно в управляемых регионах. Хотите, чтобы в вашем селе починили мост, школу, фельдшерский пункт? Какая разница селянину, за кого голосовать, – заметил Гудков.
Показывают исследования, как меняется отношения к событиям, фигурам в зависимости от принадлежности к той или иной группе людей. Особенно «изменчива» молодежь. Резко меняется отношение после 25 лет, когда человек обзаводятся семьей, сталкивается с реальной жизнью. Скорее недовольны ситуацией бизнес, более образованные группы.
   Андрей Нечаев поделился ощущением, что уровень недовольства и как следствие, готовность к протестам, немного занижается. «Мои поездки по регионам показывают, чаще недовольство возникает по конкретным поводам. Мусорная тема, вопиющие экологические события – какой взлет в «глубинном народе»! Как реагируют люди на разрушение памятников архитектуры, на коррупционные проявления местных властей...».
   Удивительно, – ответил Гудков на другой вопрос, – люди не боятся отвечать на вопросы. Преувеличивают страх перед интервьюером те, у кого есть основания опасаться, более критичные слои. «В исследовании важны не самые крайние, а средние позиции, демонстрирующие апатичность, невключенность в политику. Это и есть несущая конструкция режима».
   Дмитрий Городецкий, пошутив: «Пессимисты говорят, что все плохо, оптимисты, что будет хуже», решил развернуть ситуацию. «Есть ли ресурс для подъема настроения, лояльного отношения к государству? Истории известно немало сторонников такого подхода: позитивистом были Огюст Конт, политолог Франк Гуднау, Вудро Вильсон на этой волне стал президентом США.
   Гудков в ответ привел результаты исследования. Они не оригинальны: население хочет социально ориентированной политики, инвестиций в здравоохранение, в образование, в инфраструктуру, некоторые гарантии для бизнеса, для занятости и пр. «Тогда власти получат мощный позитивный отклик, одобрение и поддержку».
   Подводя итог встречи, Алексей Кара-Мурза напомнил, что в советское время в маленьком рабочем вагончике на пять человек все мыслили глобально. Позже подход был более прагматичный: «я хочу жить, не зная, как зовут мэра». Сейчас опять запрос на глобальность. А значит Английскому клубу есть что обсудить с уважаемыми специалистами.
   Уже после окончания основной части встречи я спросила мнение о ней у адвоката, который многие годы по просьбе Английского клуба защищал в суде территорию Музея-усадьбы «Архангельское».
   Владимир КОЧЕТОВ: «Очень интересное мероприятие. Авторитетный докладчик, большая удача, что мы его сегодня услышали. Для нас, практикующих юристов, эта встреча – расширение кругозора. В чем-то – подтверждение того, что мы отчасти видим, общаясь с бизнесменами, участниками судебных процессов, с людьми, попавшими в непростые ситуации. Наиболее показательными, наверное, являются не критические, не крайние значения, а то, что говорят люди более умеренных взглядов. У них нет желания что-то изменить. Обидно, но это отражение нашей действительности. Это не значит, что я симпатизирую радикалам того или иного толка. Я рад тем людям, которые делают что-то хорошее. В рамках закона».

Текст: Виктория Чеботарева
Фото: Василий Редкин


ЛЮДИ И МНЕНИЯ
Алексей КАРА-МУРЗА
Алексей КАРА-МУРЗА:
«Когда мы в клубе обсуждали, специалисты в какой области были бы более интересны для программы «Точка зрения», в результате некоторого «социологического исследования» выяснилось, что о настроениях наших соотечественников, пожалуй, лучше расскажет социолог. Конечно, из независимого «Левада-Центра». И, естественно, его директор, аксакал, Лев Гудков».
Лев ГУДКОВ
Лев ГУДКОВ:
«Было бы заблуждением считать, что социологи получают в ответ ровно то, что люди думают. Это лишь некоторая гипотеза о фактическом положении дел, об отношении к событиям, иллюзиям и ожиданиям людей. Социологический подход – это способность замечать общее в частном».
Сергей КАЛАШНИКОВ
Сергей КАЛАШНИКОВ:
«Цифры интересны только в интерпретации. То, что мы услышали от Гудкова, безусловно, важно и интересно. Но, сам интерес, который вызывает в клубе социология, требует, чтобы мы познакомились и с другими исследователями. Например, с директором Института социологии Михаилом Горшковым. Социология, как и статистика, относится к наукам, которым в полной мере доверять нельзя. Для чего и следует уравновесить ее, дав иную оценку. Сопоставить и сравнить выводы всегда полезно».
Андрей НЕЧАЕВ
Андрей НЕЧАЕВ:
«Я Льва Гудкова знаю давно – он таким был всегда, его трудно обвинить в необъективности. Пожалуй, «Левада-Центр» – последний относительно независимый социологический центр всероссийского масштаба, которому можно доверять».
Дмитрий ГОРОДЕЦКИЙ
Дмитрий ГОРОДЕЦКИЙ:
«Очень глубокие знания продемонстрировал Лев Дмитриевич. Но узнать что-то новое мне не удалось. Моя попытка обратиться к «праотцам», пригласить проанализировать старые механизмы и инструменты подъема настроения нации, которые оправдали себя в других странах, интереса и поддержки не вызвала. А в целом общение получилось хорошее, живое, вопросы адекватные. Думаю, если систематизировать такие встречи, посвящать их разным темам, клубный народ проявит активность, вернется на заседания лож».
Иван КРАВЧУК
Иван КРАВЧУК:
«Конечно, исследования социологов всегда интересны, любопытные Гудков подметил тенденции. Но чего-то нового сегодня я не увидел. Может быть только некоторый крен в либеральную сторону».