ЛОГИН     
ПАРОЛЬ     
 


Запомнить меня на этом компьютере!

Если Вы забыли свой логин или пароль - обратитесь к администратору сайта:
телефон: (495) 960-2070,
e-mail: mak@elnet.msk.ru
ИЗМЕНЯЕМОЕ НАЗВАНИЕ
-->
ПОСЛЕДНИЕ СОБЫТИЯ








11.XI.20
ЗНАКОМСТВО С МУЗЕЕМ
ЗНАКОМСТВО С МУЗЕЕМ
Сохранить, изучить, показать    Приглашение побывать в Музее русской иконы Английский клуб получил от самого Михаила Абрамова еще в 2019 году. Назначен был день, известно, что в честь гостей должен был выступать церковный хор… А через неделю произошла трагедия. Предприниматель, коллекционер и меценат Михаил Абрамов погиб в авиационной катастрофе.
   Воспользоваться приглашением немедленно как-то было неловко. Прошло некоторое время и визит состоялся. Причем в выходной день музея, когда он закрыт для посетителей. Дирекция организовала экскурсию только для группы членов клуба. А Елена Гувакова, руководитель экскурсионного отдела, специалист по древнерусской живописи, музееведению, историк Русской церкви, великолепно ее провела.
   Коллекционер-новичок Абрамов, приступив к собирательству икон, прежде всего хорошо изучил предмет. Что привело его к пониманию – нужна не просто коллекция-затворница, а общедоступный музей христианских раритетов.
   Четыре тысячи памятников древнерусского и восточно-христианского (византийского, греческого, эфиопского) искусства, и предметов церковного обихода были собраны за неполных шесть лет.
   Занимаясь строительством, предприниматель с особой тщательностью знакомился с действующими выставочными пространствами, так что ясно представлял, каким образом должен быть организован его музей.
   Музейный комплекс сооружен на основе двух особняков XIX – начала XX века на Гончарной улице. По соседству – Подворье афонского Свято-Пантелеимонова монастыря с храмом Никиты Великомученика XVI века.
   Важный момент: создавались коллекция и музей не только по инициативе, но и на средства Михаила Абрамова. Львиную долю своих доходов он тратил на благотворительность.
   Приобретая иконы в дальнейшем Абрамов, специалисты музея придерживались выстроенной изначально концепции: не просто собирать предметы искусства, а показать длительную историю: возникновение иконы, различные этапы развития иконописи. Сегодня музей насчитывает уже около пяти тысяч экспонатов. Их в музее изучают, атрибутируют, при необходимости реставрируют.
   В музее собраны произведения важнейших художественных центров восточнохристианского искусства: античные и позднеримские образцы, раннехристианские и византийские древности VI–XIV веков, греческие и поствизантийские памятники, произведения эфиопской культуры.
   Основа же собрания – произведения древнерусского искусства XIV-XVII веков и иконописи XVIII – начала XX века, созданные в самых разных художественных центрах. В музейной экспозиции частично воссозданы элементы храмовых интерьеров.
   Елена, проводя гостей по солидной экспозиции, расположившейся на четырех этажах музея, обращала внимание на явные различия и невидимые непрофессионалам тонкости новгородской, псковской, ростовской, московской школ иконописи разных времен. Знакомила с памятниками региональных центров – Вологодских земель, Русского Севера, Нижнего Новгорода, обозначивших свой живописный стиль в XVI веке. Интересен рассказ о роли символики, которой следовали иконописцы.
   Отличие старообрядческой иконы, продолжавшей традиции иконы древнерусской от послениконовского периода хорошо можно было увидеть, оказавшись в настоящей старообрядческой часовне. А заодно и узнать подробнее о самой, начатой в 1653 году реформе патриарха Никона по унификации русских чинов и богослужения по современным по тому времени греческим образцам.
   Реформа, как известно, встретила сильное сопротивление со стороны сторонников старых обрядов. У иконы первоначальников Соловецких Зосимы и Савватия Елена поведала о Соловецком восстании, многолетнем вооруженном сопротивлении монахов Спасо-Преображенского Соловецкого монастыря церковным реформам Никона.
   Интересно было увидеть, как иконопись XVIII века под влиянием проникшей в русскую культуру европейской эстетики, обретала художественную многоликость и разностильность.
   Обратила внимание гостей Елена и на Московскую школу иконописи, объяснила яркость икон периода XIX века.
   Музей устраивает различные выставки. Иногда – «выставки одного шедевра». На этот раз это была икона середины XVI века «Изведение апостола Петра из темницы» из собрания Новгородского музея.
У каждой иконы особая история возникновения в коллекции. Некоторые приобретались целыми собраниями, оставшимися в наследство и хранившимися порой далеко не в музейных условиях. Другие находили, приобретали на аукционах за рубежом. Какие-то иконы были некогда похищены из государственных музеев, монастырей, частных собраний. Что-то распродано в прошлом веке советскими властями. Иные были вывезены и таким образом были спасены.
   В длинном ряду икон безусловно прослеживается история государства российского, человеческих судеб.
   Небольшую икону Казанской иконы Божией Матери в эмалевом обрамлении Татьяна, дочь Николая II, получила в дар в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре в дни празднования 300-летия царствования Дома Романовых. Об этом свидетельствует табличка, прибитая гвоздями с изображениями двуглавых орлов на шляпках. Вероятно, икона сопровождала Великую княжну Татьяну в Тобольск и Екатеринбург и была с ней во время расстрела царской семьи в 1918 году. Не случайно же икона оказалась в Екатеринбургском ГубЧК, о чем свидетельствует процарапанная надпись на окладе.
   В специально организованной музеем мастерской иконописца Елена рассказала о некоторых технологических особенностях написания, реставрации икон.
   Экспозиция, расположившаяся в зале под названием Христианское искусство Эфиопии – целый музей. Эфиопия обратилась в христианство в первой половине четвертого столетия. Оно было господствующей религией в государстве, главным вместилищем ее культурной традиции.
   Но какую форму принимали предметы религиозного обихода – безусловно вызывает культурный шок у всякого входящего в этот зал. Разнообразные по форме, размерам и типам кресты, иконы, складни, посохи, этнографические предметы народного ремесла, изящные серебряные произведения из придворной мастерской Менелика II.
   Нельзя не заметить, что проходя по залам музея члены группы проявляли пытливость и осведомленность в различных областях.
   Есть выражение – намоленное место. Формально это понятие нельзя отнести к музею. Но по количеству намоленных икон, икон с историей он таковым является фактически. А еще чувствуется, что Музей русской иконы пропитан любовью собирателя к делу, которым он занимался. Вот как объяснял необходимость создания такого музея сам Михаил Абрамов:
   «Почему я с самого начала хотел сделать музей? Потому что не знаю, как коллекцией распорядятся мои дети и внуки и будет ли она им вообще интересна. И пока она интересна мне, я хочу сделать свою коллекцию публичной. Чтобы все знали: в Москве, на Гончарной улице, находится Музей русской иконы. Я часто повторяю, что мы, как и предыдущие владельцы, всего лишь временные хранители икон. Временные! А кто является таким временным хранителем – Церковь, государство или частные коллекционеры, – это не принципиально. Принципиально другое – есть ли доступ к памятнику не только как к святому образу, но и как к объекту культурного наследия и созданы ли возможности для его сохранения и изучения. Выход один – музеефикация, другого пока никто не придумал. И наша цель именно такова: сохранить, изучить, показать национальные сокровища самой широкой общественности».
   За свою деятельность Михаил Юрьевич Абрамов был удостоен нескольких крупных наград. Скажем, Орден «Славы и чести» II степени патриарх Московский и всея Руси Кирилл вручил меценату за восстановление храма Преображения на Преображенской площади в Москве.
   Экскурсия была завершена. Вечер продолжился в отдельной зоне ресторана «Harvey & Monica». Стало традицией на таком клубном ужине обсуждать увиденное. История с Михаилом Абрамовым всех впечатлила и настроила на разговор о меценатстве, о том, кто как тратит солидные деньги, как значительные дела остаются в памяти человечества.
   Но, кажется, даже организаторы этого вечера не предполагали, что обычный ужин впишется в клубную программу «Путешествие московского гурмана». «Harvey & Monica» ресторан новый, очень красивый, сделанный со вкусом, с авторской кухней высокого уровня. Но не только в этом заключалась необычность ресторана.
   Интересно, что его владельцы отработали проект «Harvey & Monica» в Воронеже. Убедившись в успешности, продублировали его в Москве. Тенденция необычная.
   Хороший получился ужин. С тостами о том, что несмотря на пандемию нужно встречаться, видеться, насыщаться интересной информацией. В компании было несколько человек, которые не понаслышке знают, что такое коронавирус. Так Нина Миронова, оказавшись в течение месяца на карантине, в полной изоляции, почувствовала, что все вокруг, даже общепризнанные человеческие ценности, видится по-другому. «Вы не представляете, какое счастье сидеть здесь с вами, улыбаться, наслаждаться трапезой».
   «Даже неприятности, – заключила Анжелика Матвеева, – чему-то учат. Надо продолжать находить интересные поводы, возможности, формы для безопасного клубного общения».

Текст: Виктория Чеботарева
Фото участников встречи


ЛЮДИ И МНЕНИЯ
Михаил АБРАМОВ
Михаил АБРАМОВ:
«У меня принципиальная позиция – музей должен быть общедоступным и бесплатным. У нас даже нет ящика для пожертвований. Я иконы не продаю и не беру денег с людей, которые приходят смотреть. Я считаю, что за прикосновение к таким святыням и шедеврам деньги брать нельзя!»
Людмила ПУЧКОВА
Людмила ПУЧКОВА:
«Замечательное собрание. Особенно меня поразили иконы псковской школы. Это что-то невероятное. Сразу понимаешь, это особый край и иконы отражают его энергетику. Музей потрясающий, здесь надо молиться».
Екатерина ЛЯПИНА-ЦЫГАНКОВА
Екатерина ЛЯПИНА-ЦЫГАНКОВА:
«Как-то мы оказались в компании, где собравшиеся вместо тостов читали стихи. Там нам довелось познакомиться с Михаилом Юрьевичем, человеком очень интересным, неординарным. Михаил пригласил нас в музей. Это было за год до его гибели. Мы все откладывали-откладывали визит. Сегодня я впервые в этом удивительном музее...».
Роберт ЗИНОВЬЕВ
Роберт ЗИНОВЬЕВ:
«Музей потрясающий, богатейшая коллекция. Я поражен размахом – тысяча икон! Впечатления очень позитивные. Экскурсия познавательная. После недавней поездки в Псков мне особенно был интересен рассказ о псковской школе иконописи. Обязательно нужно будет прийти сюда еще не раз, с семьей. Спасибо клубу».
Елена РАБЕ
Елена РАБЕ:
«Огромное впечатление. Человек оставил о себе память не на одно поколение. Я много слышала об этом музее. Специалисты Третьяковской галереи, с которыми мы много путешествовали, рассказывали, что здесь уникальная коллекция икон. Но масштаб увиденного поражает. Тем более, когда узнаешь, как иконы были найдены, возвращены, отреставрированы и открыты для обозрения. А это огромный пласт нашей культуры, наша история, традиции. Мы без наших христианских святынь – как без корней. Сюда обязательно нужно приводить детей и самим приходить не раз».