ЛОГИН     
ПАРОЛЬ     
 


Запомнить меня на этом компьютере!

Если Вы забыли свой логин или пароль - обратитесь к администратору сайта:
телефон: (495) 960-2070,
e-mail: mak@elnet.msk.ru
ИЗМЕНЯЕМОЕ НАЗВАНИЕ
ПОСЛЕДНИЕ СОБЫТИЯ








3.IV
ТОЧКА ЗРЕНИЯ
ТОЧКА ЗРЕНИЯ
Соло с ощущениями и предсказаниями    Обратиться к теме «Куда идет и куда ведут Россию в 2019 году?» заставляют по меньшей мере несколько важных событий и дат. Пять лет, как Крым в составе России, год после президентских выборов и чуть меньше года назад в стране принята пенсионная реформа. Известный политический обозреватель Валерий Соловей не первый раз выступает на встречах Английского клуба. Он не только не являет банальностей, но иногда даже хорошо осведомленных слушателей может очень удивить. Тем и интересен.
   Открывая встречу, Председатель Правления клуба Олег Матвеев приветствовал гостя и аудиторию, представленную Московским Английским клубом и партнерами по совместным клубным программам: Московский клуб юристов под руководством Натальи Канишевской и Бизнес-сообщество «Конгресс-Коллегия», возглавляемое Юрием Раскиным. Ведущий встречи, президент Центра политических технологий Борис Макаренко, по воле печального случая сменивший на этом посту Игоря Бунина, отозвался о Валерии Дмитриевиче как о ученом, глубоко погруженном в тему, связанную с судьбой России.
   Соловей, очаровывая неизменной бабочкой и блистательной улыбкой, высказал надежду, что его выступление, если не окажется приятным, то хотя бы развлечет. В последний год он часто предстает перед солидной аудиторией. Бизнесмены неизменно считают, что социально-экономический кризис будет углубляться. Но если год назад на вопрос: не следует ли ожидать ответных массовых выступлений, все дружно говорили – нет, то в последнее время треть аудитории такого поворота событий не исключает.
   Можно ли такое мнение интерполировать на все народонаселение страны, трудно сказать. Но Соловей это обстоятельство определяет как ощущение чего-то неладного не только в экономике, а в целом, в социально-политическом пространстве государства. Как серьезный, качественный сдвиг массового сознания. «Предощущение тревоги и грозы разлито в воздухе».
   Опираясь и на социологические исследования, в частности, демографа Сергея Белановского, Соловей констатировал: люди считают – нарушена справедливость. Но каждая социальная группа, начиная от представителя списка Форбс, кончая обычным гражданином, ощущает это по-своему.
   До поры до времени терпение компенсировалось сакральностью личности президента. Главное ощущение, с которыми люди шли на выборы в марте 2018 года – не восприятие Путина как безальтернативного лидера, а усталость. Люди голосовали с надеждой, что социальный контракт будет восстановлен.
   Сильное разочарование принесла даже не пенсионная реформа, а сохранившийся практически прежний «аллергенный» состав правительства. Вот тогда надежды рухнули окончательно, а ощущение усталости – уверен Соловей – стало перерастать в раздражение. Его результаты обозначились уже в сентябре 2018 года во время региональных выборов, когда народ «неактивно» поддержал кандидатов от партии власти, а в некоторых регионах был явно против нее.
   «В 2018 году эпицентр недовольства начал смещается с правительства на президента». Сегодняшнюю российскую властную конструкцию Соловей представил в виде пирамиды, которая стоит не на основании, а на вершине. Дело не в рейтинге президента, он высок, а в его способности контролировать общество. Речь идет не о бюрократической машине, не о технократах, не о кризисе отдельных управленцев, а о кризисе управляемости. И главное – о способе управления Россией.
   Мне кажутся смешными разговоры о том, что арест экс-министра Абызова полпреда Ишаева продиктованы экономическими соображениями. Любое решение, которое принимается с ведома высшей государственной власти является политическим, имеющим политическую природу и преследующим политические цели: надо обеспечить лояльность элит».
   Некоторое удивление вызвал пассаж гостя о внешней политике. «С 2014 Россия считается страной, находящейся в предвоенном положении. С 2015 года идет планомерная подготовка к большой войне. В этом смысле в контексте мобилизационной перспективы любая нелояльность любого чиновника рассматривается как акт предательства».
   Нельзя было не согласиться со специалистом по пропаганде, что пропаганда может быть бесконечно долго успешна, если она подкрепляется какими-то материальными результатами. Но если в пятерку центральных тем воздействия на умы и сердца граждан на главных программах ТВ – за исключением президентских выступлений – не включен ни один из пунктов внутренней политики и ни одна из проблем, которые беспокоят народ, что-то мешает в нее безоговорочно верить. Люди живут не пропагандистскими телеобразами, они живут собственными доходами, а они снижаются. И в этой ситуации милитаристская пропаганда уже становится фактором не компенсации, а раздражения и страха. Не только женщин, но теперь и мужчин.
   Различные социологические центры фиксируют – впервые с 90-х годов наше общество хочет перемен. Более того, оно готово ради них жертвовать. Это фундаментальный сдвиг в сознании общества. Власть в ответ предлагает сохранить статус кво. Сохранить экономические и политические основы бенефициаров этой системы. Общество из всех расчетов транзита исключено. Никто ему идти на встречу не собирается. Никакой либерализации, никакой оттепели, никакой перестройки не ожидается.
   «Что будет дальше? Я скажу то, что редко можно услышать от аналитиков, обозревателей: кризис перейдет в открытую фазу в 2020 году. Он продлится 2-2,5 года. Его результатом станет полный снос существующей политической системы. Кризис будет развиваться не по экспоненте, не по прямой, а по синусоиде. Будут подъемы, будут спады. Результатом станет переучреждение России, как государства. Учреждение новой российской республики. Поэтому обращаясь к вам, как гражданам, хочу сказать: готовьтесь. История России очень скоро совершит крутой поворот. И как это было в 1989-1991 годах, он несет не только риски, но и возможности. Но чтобы избежать рисков и воспользоваться возможностями, надо идти навстречу будущему с открытыми глазами».
   Борис Макаренко назвал выступление Соловья очень интересным, очень провокационным и не со всем согласился. В частности потому, что обнаружил значительные противоречия. Нет, не в речи оратора. В сопоставлении результатов разных исследований. С одной стороны – данные, на которые ссылался Соловей. Они приведены в отчете Сергея Белановского, человека создавшего школу фокус-групп в России, вызывающего высочайшее почтение. «Мы тоже проводим фокус-группы по схожим темам и получаем иные результаты. Радостный пост опубликовал Валерий Федоров, руководитель ВЦИОМ: вот, наконец, Левада-центр признал: в обществе кризис прошел, пессимизм закончился, оптимистический тренд нарастает и тоже приводят цифры. Где правда? Зависит, – заключил Макаренко, – с какой кочки смотреть.
   Борис Игоревич уверен, что внешняя политика России по-прежнему ценима, одобряема, поскольку сохраняется ощущение эффекта осажденной крепости. «По сравнению с 2015 годом произошло изменение в двух вещах. Во-первых, все понимают, как это дорого, быть в конфронтации; люди устали, хотят замирения. Во-вторых, силен старый советский стереотип «лишь бы не было войны». Поначалу эффект от Крыма и конфронтация с Западом были настолько устойчивы, что люди забывали о внутренних проблемах. Теперь Крым по-прежнему одобряют далеко за 80% россиян, но это уже не заслоняет «проблемы холодильника».
– Путин, – уверен Макаренко, – остается единственным символом национального единства. Людям хочется верить в президента, с ним связаны надежды на будущее. Несомненно, внутренняя неспособность к совершенству заложена в системе власти. Но система всегда демонстрировала ресурсы адаптации к кризисам.
   И это пробуждает во мне скепсис по поводу предсказания, что ей осталось всего два года. Прогнозировать, как будет перераспределяться российская государственность и когда это будет, я бы пока не решился. Но я всегда завидовал Валерию, что он не стесняется озвучивать такие прогнозы.
   Вопросы аудитории, расширили спектр выступления, Соловей касался различных областей. Например, темы предвкушения и неизбежности войны. Валерий Дмитриевич убежден, что Россия готовится к войне с конца нулевых годов. Поводов немало. Помимо того, как Россию воспринимает Запад, резко обостряется конкуренция за природные ресурсы. И третья причина – к власти  в мире пришли поколения, не имевшие личного опыта большой войны. Война при наличии современных систем вооружения многим кажется чуть ли не компьютерной игрой.
   Спрашивали о внешней политике. Соловей не сомневается, большинство людей удовлетворено присоединением Крыма. «Но больше ничего не хотят. Они не понимают, почему мы должны помогать сирийским братьям, венесуэльским товарищам, а не Воронежу или Брянской области. И это здоровая реакция здоровых жителей».
   Затронул Валерий Дмитриевич и масштабные экологические проблемы России. «Выступления по их поводу не носят ни социальный, ни экономический, ни политический характер, но могут постепенно повлечь политические требования».
   Некомфортным показалось выступление Юрию Раскину. Не потому, что политолог демонстрировал свободу интерпретаций, которую многие себе позволить не могут. Юрию Константиновичу показалось, что прогноз мало подходит к России с учетом ее исторических особенностей, уклада. И привел несколько примеров: смутное время, переворот 1917 года, обстоятельства, несмотря на которые большевики смогли удержаться у власти...
«Мне кажется, в России создан очень эффективный режим. У нас у власти находятся очень умные и очень эффективные люди, судя по достижению целей, которые они перед собой ставят. Нет, это не повышение благосостояния народа, и эффективности экономики. Изначально цели другие. Если бы не было Крыма, его нужно было бы придумать, если бы не Сирия – ее нужно было бы создать. Вот это эффективный режим».
Алексей Макаркин, заместитель директора «Центра политических технологий» также выразился в стиле «будущее все больше походит на прошлое, но...»
   – У меня также ощущение, что мы живем в долгом 1984 году. Конечно, это уже другая экономика, другая политика. Но немало и сходства, начиная от конфликта с Западом и падения цен на нефть, кончая тем, что «мы идем неизвестно куда».
   Но тогда последовал 1985 год, перестройка, гласность, открытость; потом стремительное сближение с Западом, реформы и т.д. Политики, что сегодня находятся во власти, были тогда офицерами, студентами... сегодня их объединяет уверенность в том, что тогда страна пошла по неправильному пути. Сейчас возникает попытка реализовать альтернативный сценарий. Не просто ужесточить его, но и улучшить госуправление, постараться более реалистично взглянуть на обстановку.
   С точки зрения Макаркина, эта попытка носит тупиковый характер. Поскольку делается тогда, когда никто мобилизовываться не хочет. Ни население, оно измотано кризисом. Ни элиты – они мечтают вернуться в счастливые нулевые годы.
   Жесткая антикоррупционная кампания (хотя теперешние коррупционеры с удивлением взглянули бы на тех, что брали вазами да коврами) обнаруживает стремление сделать более конкурентоспособной страну в условиях противостояния Западу, холодной войны, сохранения ее более дееспособной, более сплоченной и т.д. Но она вызывает страх и раздражение, поскольку не препятствует коррупции. Народ разочаровывается в справедливости и эффективности власти. Проблем много, но с алармистскими прогнозами следует быть осторожнее, так как они увеличивают политические риски.
   Соловей согласился почти со всем аналогиями Макаркина. Участников встречи он поблагодарил за то, что внимательно выслушали. И похоже даже удивился, очень сдержанному реагированию, отсутствию восторженного согласия с высказанным им.
   Олег Матвеев предложил политологам встретится к концу года, уточнить прогнозы.
   В память о Старшине Английского клуба Игоре Бунине Алексей Макаркин представил его последнюю книгу «Выборы Макрона, или Выбор Франции».
   Франция была его любимой страной, он внимательно, очень трепетно относился к французской культуре, истории, языку, к французской политической жизни. Благодаря чему стал одним из ведущих специалистов по новейшей истории Франции, ее социальному строю.
   Крутые перемены начала 1990 годов в России сместили фокус научных интересов Игоря Михайловича к отечественной тематике. Но он не изменил своему первоначальному призванию – изучению проблем политической жизни Франции. Следил за выборами, регулярно бывал во Франции во время крупных избирательных кампаний, общался с экспертами. Был удостоен звания кавалера Почетного легиона.
   Бунин был увлечен процессом политической конкуренции, битвой программ претендентов, электоральной непредсказуемостью. Заинтересовался Бунин и судьбой Эммануэля Макрона, его стремлением к успеху, его феноменом. Книга автором не была завершена. В ней недостаточно проанализирована реформаторская политика Макрона. Но в целом, по мнению Макаркина, издание представляет ценность и для признанных знатоков французской политики, и для тех, кто интересуется историей Пятой республики и проблемами развития современного мира.

Текст: Виктория Чеботарева
Фото участников встречи


ЛЮДИ И МНЕНИЯ
Валерий СОЛОВЕЙ
Валерий СОЛОВЕЙ:
«Мы подошли к пределу терпения, вследствие чего начинает формироваться новое массовое настроение, выражаемое в повышенной нервозности, тревоге и ожидании чего-то дурного. Пресловутое русское терпение, на котором строилась политика, по крайней мере с 2014 года, близко к исчерпанию».
Борис МАКАРЕНКО
Борис МАКАРЕНКО:
«Будет ли кризис? Я примерно с 1994 года начал считать пророчества обрушения режима... и перестал это делать. Политический режим, политическая система России всегда демонстрировали куда большую устойчивость, чем прогнозировали. Но хочется заметить: наше поколение счастливое. Мы в этой стране пожили при стольких разных режимах... При каждом было интересно, при каждом мы находили себя. А Валерий Дмитриевич нам нарисовал еще более интересную перспективу».
Алексей МАКАРКИН
Алексей МАКАРКИН:
«В современной России существует политологический миф: если бы Андропов остался жить, может быть в СССР удалось реализовать какую-то а-ля китайскую модель. И мы бы выскочили из ситуации распада и может быть даже сохранили Прибалтику, не говоря об остальных отделившихся республиках».
Роберт ЗИНОВЬЕВ
Роберт ЗИНОВЬЕВ:
«Складывается впечатление провокативности предсказателя потрясений. Но было интересно».
Вячеслав ПЕЧНИКОВ
Вячеслав ПЕЧНИКОВ:
«Неожиданную точку зрения представил нам Валерий Соловей. Пожалуй, наша аудитория была не очень готова к ней. Во всяком случае, к ее финальной части. Прогноз известен, так что теперь через два года интересно будет посмотреть, насколько он сбудется».
Ольга МУЛЮКОВА
Ольга МУЛЮКОВА:
«Мне было очень интересно и само выступление Валерия Соловья и дискуссия. Но иногда внутренне не соглашалась. Из каких соображений специалист говорит о мнении народа по тому или иному поводу? Почему считает, что люди голосовали на выборах президента, думая именно так? Почему полагает, что народ очень расстроился из-за того, что в правительстве остались те же самые персоны? У меня создалось впечатление, что эти умозаключения не очень подтверждены, а стало быть не очень убедительны».
Андрей НЕЧАЕВ
Андрей НЕЧАЕВ:
«О контракте с народом, тут вопрос интерпретационный. Но по поводу того, что разрушен контракт с элитой, согласиться трудно. Судя по тому, как распределяются господряды, госзаказы и бюджетные средства, с контрактами со «своей частью» элиты все в порядке, никаких нареканий с их стороны нет».
Сергей ХИРЬЯКОВ
Сергей ХИРЬЯКОВ:
«Очень интересное, смелое высказывание, встряхнувшее нас. Оно заставляет задуматься: что же нас ждет в ближайшее время».