ЛОГИН     
ПАРОЛЬ     
 


Запомнить меня на этом компьютере!

Если Вы забыли свой логин или пароль - обратитесь к администратору сайта:
телефон: (495) 960-2070,
e-mail: mak@elnet.msk.ru
ИЗМЕНЯЕМОЕ НАЗВАНИЕ
-->
ПОСЛЕДНИЕ СОБЫТИЯ








16.V.21
НЕИЗВЕСТНАЯ ИЗВЕСТНАЯ МОСКВА
НЕИЗВЕСТНАЯ ИЗВЕСТНАЯ МОСКВА
Город надо уметь читать    Каких только экскурсоводов не видали на своем веку клубные путешественники... И вдруг – радость удивления, знакомство с Евгением Степановым. «Гуляем по Москве» – демократичная идея бесплатных экскурсий, весьма распространенная в Европе, реализована энтузиастами, краеведами, историками, журналистами, кинорежиссерами и людьми прочих занятий и здесь – для желающих отдыхать активно и интеллектуально.
   Прогулка по Замоскворечью (в древности Заречью) выбрана не случайно. Этот квартал на правом берегу Москвы-реки удачно, как никакой другой район столицы смог сохранить наслоения прежних времен. Практически во всех его нынешних названиях улиц и переулков звучит прошлое. До нововведений Петра Первого здесь не селились состоятельные люди – низкий, пологий берег Москва-реки часто подтоплялся, заболачивался. Это место занимал рабочий люд. В зависимости от вида ремесел, занятий именовались и слободы: Новокузнецкая, Кадашевская, Овчинная, Толмачевская, Садовническая и прочие. Слобода – от слова свобода – подчеркивает Евгений: государь ремесленникам давал лет на пять экономическую свободу. Тут же располагались стрелецкие слободы.
   К XVIII веку место обретает ярко выраженный купеческий характер. После Стрелецкого бунта 1698 года Петр Первый расформировал войско, заменив его новыми полками западного образца. Расположенные в окрестностях Пятницкой стрелецкие дворы были переданы купцам, ранее проживавшим в Китай-городе или приезжавшим в столицу на удачу. Вырастали большие купеческие дома и лавки. Со временем Замоскворечье превращалось в «кошелек» России, тратился который подчас с умом. Здесь, по выражению Евгения, жили авангардные люди того времени – Третьяковы, Демидовы, Варгины, Морозовы, Бахрушины, Долговы, Гусятниковы, Смирновы, Григорьевы... Они были не только купцами-предпринимателями. Получали образование в европейских университетах, развивали бизнес и оставляли после себя театральные музеи, частные оперы, солидные коллекции картин, строили, поддерживали церкви.
   Понятие «Сорок сороков купеческого Замоскворечья» свидетельствует не только о неисчислимо большом количестве церквей, построенных купцами в Замоскворечье, но и, определенно, о гении места, оберегавшем своеобразную атмосферу этой части столицы. Евгений не просто делился знанием, он уводил экскурсантов в пространство времени. Исторические факты были для него поводом для раскованного повествования, ассоциативного поворота мысли, обнаружения множества важных для понимания той или иной эпохи сведений. Оказывается, благовест, зарождающийся в Кремлевских соборах, одними из первых подхватывали именно храмы за Москвой-рекой и передавали колокольный звон в царскую резиденцию в Коломенское.
   Группа встретилась у станции метро «Новокузнецкая». Ровно на этом месте ранее располагался храм Параскевы Пятницы, работы Дмитрия Ухтомского. Отсюда и название – Пятницкая улица. Параскева Пятница покровительница торговли, пятничные торги были популярны в Москве. И расплачиваться надо было в пятницу не все этому правилу следовали, так возникла поговорка «У него семь пятниц на неделе». В Замоскворечье хранился эталонный аршин, эталонные гири, вещи необходимые, поскольку иной продавец не прочь был обмануть покупателей. Потому при Петре в России и был узаконен аршин в качестве основной меры длины, он заменил «локоть» – локти-то у всех разные. Сколько поговорок по этому поводу придумывал народ: «На свой аршин мерить», «Словно аршин проглотил»...
   Евгений рассказывал интересно, вкусно, чувствуя аудиторию, понимая, когда погрузить в глубь серьезной информации, а когда развлечь. А любопытных историй в судьбах местных предпринимателей было немало.
   Так Василии Варгин, купец, текстильный фабрикант, первый монополист в России, получавший все подряды на поставку сукна для армии в начале XIX века, на свои средства в центре Москвы сделал подобие театральной площади Пале-Рояль с театром «Комеди Франсез», что так очаровали его в Париже. Знаменитый дом Варгина – «Новый Московский Малый театре в доме Варгина на Петровской площади», ныне Малый театр на Театральной площади. Но со сменой правительств «суконный король» Варгин потерял покровительство и остался ни с чем.
   Тут же последовал рассказал о разнице между кабаками и трактирами. Первые – государственные заведения, трактиры – частные. А на примере домовладения известного колбасника Николая Григорьева Евгений поведал, по какому принципу строили доходные дома. Нарядно, с богатый лепниной, растительным орнаментом по фасаду, но прагматично – первый этаж с большими витринными окнами, на втором еще окна повыше, а верхние маленькие, там были меблированные комнаты. Чем выше, тем дешевле.
   «Торговый дом Н. Г. Григорьев с сыновьями» – это производство кормило мясными деликатесами не только Российскую империю, Европа, знавшая толк в колбасном деле, отдавала должное продукту купца Григорьева. Он был крупным меценатом, помогал храмам. Но пришло другое время, большевики конфисковали фабрику Григорьева. Самого «врага народа» сослали на родину в Углич, где он и скончался. От голода.
   Предложив экскурсантам свернуть в неприметный дворик, Евгений показал памятник замоскворецкой купеческой скупости. Чтобы сэкономить на сдаваемых внаем обогреваемых квадратных метрах, домовладельцы выводили лестницы наружу. Постояльцы поднимались по ним на общую открытую галерею-балкон из внутреннего двора, как это было принято... в южных Одессе, Харькове и Киеве. Кстати, по такому принципу потом, во время эпидемий, стали строить в Москве инфекционные больницы.
   Евгений объяснил природу происхождение «кривоколенных» переулков, считалось, по ним ветер легче гонит огонь, а деревянные строения горели в Москве нередко. Лазарь Каганович, реализуя Генплан 1935 года, говорил: что до советской власти Москву застраивали пьяные строители.
   На углу кривого Черниговского переулка был повод напомнить о другом известном предпринимателе, «водочному короле» России – Петре Смирнове. В начале Пятницкой стоит большой трехэтажный особняк, ему принадлежавший. Бывший крепостной крестьянин благодаря предприимчивости смог в столице построить водочный завод. Широкую известность его продукция обрела после того, как в 1886 году Александр III на Макарьевской Нижегородской ярмарке продегустировал напиток предпринимателя и остался так доволен, что назначил его единственным поставщиком Императорского двора. А это, помимо прочего, означало право получать налоговые льготы и выходить на международный рынок.
   «Кривоколенный» Черниговский переулок открывается Храмом Усекновения Главы Иоанна Предтечи под Бором – пример московской архитектуры, которую, убежден Евгений, не спутать ни с какой иной. Скромность средневекового зодчества, килевидные кокошники, каменные наличники, портал, напоминающий вход в Успенский собор московского Кремля и иные детали, такие, как кирпичные бегунцы и поребрики.
   Церковь Михаила и Федора Черниговских по соседству возведена в стиле русского узорочья: затейливая форма, обилие декора, сложная композиция, живописный силуэт. Недавно храм Черниговских чудотворцев, в честь которых и назван переулок, и подворье были очень профессионально отреставрированы.
   Несколько шагов по Черниговскому переулку – древняя городская усадьба, уникальное сооружение, сочетающее в себе архитектурные элементы трех веков, «утопленное» внутрь усадьбы от красной линии – так чище, тише, спокойнее, от чужих глаз подальше. Так строили в Москве при Иване Грозном. Первым известным владельцем этой усадьбы в конце XVII века был капитан лейб-гвардии Преображенского полка Ржевский – потомок князя Рюрика. И это тоже был повод для Евгения поделиться любопытнейшими сведениями о жизни служивых.
   Далее – церковь Воскресения Христова в Кадашах, уникальное архитектурное творение и пример того, как сочетались традиционный русский и барочный стили. Нижняя часть храма проста и незамысловата, но чем выше поднимает взгляд прихожанин, тем сложнее рисунок внешних украшений. Вряд ли кто-то из неспециалистов обращал внимание на то, что композиция церкви напоминает корабль...
   Перед сказочным, васнецовским входом у Третьяковки последовал рассказ о принципах, которыми руководствовался Павел Третьяков, создавая свою знаменитую коллекцию. О завещании великого собирателя – сохранить бесплатный вход посетителей в музей и не увеличивать коллекцию. Оба нарушены.
   А многим ли известно, что и на средства, завещанные Третьяковым, в Лаврушинском же переулке в неорусском стиле построен приют «для вдов и сирот русских художников, произведения которых находятся в «Московской городской галерее Павла и Сергея Третьяковых»? «Вдовий дом» в неузнаваемом виде сохранился, стиль утрачен.
   Интересна и малознакома история мрачноватого Дома писателей. Его в Лаврушинском переулке, напротив Третьяковской галереи, построили по приказу Иосифа Сталина. Лоббировал Максим Горький, ведь к тому времени, в 1934 году создавался Союз писателей СССР. Литературной элите предписано было поселиться под одной крышей. Дом связан с такими именами, как Борис Пастернак, Илья Эренбург, Агния Барто, Илья Ильф и Евгений Петров, Константин Паустовский, Михаил Пришвин, Вениамин Каверин, Юрий Олеша, Лев Кассиль... Некоторые жили там и даже могли не знать о соседстве с другим классиком. Или, как критик Осаф Литовский, немало попортивший крови Михаилу Булгакову, «вошли в историю». Писатель отомстил критику в «Мастере и Маргарите», представив ненавистным Маргарите критиком Латунским, со всеми вытекающими последствиями...
   Яркий пример «купеческих церквей» на Большой Ордынке – храм иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость», построенный Василием Баженовым и переделанный Осипом Бове, после чего он принял современный вид ротонды с полусферическим куполом. Что ни дом, что ни храм, то множество историй, рассказанных с интересом, с любовью.
   Завершилось путешествие на углу Пятницкой и Климентовского переулка у удивительный красоты церкви в стиле барокко, православного храма, построенного в честь святого Климента, Папы Римского. Это самое крупное культовое сооружение Замоскворечья в 1930-х годах собирались взорвать. Вступились за него Петр Барановский и Игорь Грабарь, призвав на помощь Климента Ворошилова. Влиятельный в то время нарком обороны, гласит легенда, распорядился сохранить церковь, освященную во имя его святого покровителя, весьма затейливо. В нее переместили книгохранилище Государственной Библиотеки имени Ленина, тома сочинений Ильича, разложенные по стеллажам вдоль стен спасли храм и фрески.
   Похоже, что у экскурсантов, безусловно, хорошо знакомых с Москвой, возник некий комплекс, вот живем здесь, а, оказывается, ничего не знаем... Конечно, это не так. Просто не очень внимательны, нет времени пешком, спокойно пройтись по московским переулкам, вооружившись знаниями из книг или из интернета. Прогулка с Евгением «по волнам исторической памяти» настолько понравилась, что клуб наметил устроить осенью автобусное путешествие в какое–либо интересное место Подмосковья.
   После экскурсии – дружеский обед в ресторане «Drinks&Dinners», расположившимся в двухэтажном особняке на Пятницкой. Учитывая гастрономические наклонности членов клуба, еда была не совсем стандартная: шеф-повар D@D Евгений Михайлов обучался высокой французской кухне у знаменитого Алена Дюкасса.

Текст: Виктория Чеботарева
Фото участников экскурсии


ЛЮДИ И МНЕНИЯ
Елена ЗВЕЗДИНА
Елена ЗВЕЗДИНА:
«Сегодняшний формат и то, что мы увидели – очередной подарок-шедевр от клуба. Мимо многих вещей мы проходим, не обращая внимания, а на все это посмотреть по-новому, да еще в нашей великолепной компании – просто замечательно. У меня создается ощущение, что клуб прибавляет обороты. Радуюсь тому, что все бодры, веселы и полны энтузиазма познавать новое. Хотелось бы, чтобы состоялась осенняя поездка. Такой экскурсовод – находка».
Владимир ДЕВЯТОВ
Владимир ДЕВЯТОВ:
«Замечательная инициатива – походить по Москве, в которой ты родился, живешь и столько открываешь для себя, вот за эти 2–2,5 часа, что понимаешь – ты полный олух! Так что эти путешествия нужно продолжать, в нашу столицу любимую окунать нас почаще. Это очень хорошая инициатива, я ее поддерживаю всеми руками и ногами. Сколько у меня будет сил и возможности, буду принимать участие. Для меня история, особенно родного города очень дорога».
Игорь ПУЧКОВ
Игорь ПУЧКОВ:
«У меня такое впечатление, что я Москвы до сих пор не знал. Мы были в переулках в центре города, в которых я никогда не был. Поэтому огромная благодарность клубу, что то, что такая идея появилась. Это очень здорово и мы такие путешествия только приветствуем».
Алексей КАРА-МУРЗА
Алексей КАРА-МУРЗА:
«Я сам краевед, вожу экскурсии, с удовольствием рассказываю моим соотечественникам о Риме, Флоренции. Но я бы не рискнул водить москвичей по Москве. Непросто это. Евгений обладает прирожденным талантом, видно, у него поставленная речь, дикция, энциклопедические знания. Оратор он хороший, владеет аудиторией, чувствуется, в этом у него есть опыт. Молодец».
Дмитрий ГОРОДЕЦКИЙ
Дмитрий ГОРОДЕЦКИЙ:
«Меня поразило, что Евгений ни с чем не сверялся и, на мой взгляд, не делал ошибок. У нас в группе были профессионалы, но никто не обнаружил «стежков и белых ниток» в его рассказе. Время сейчас такое заполошное, суетливое, до Замоскворечья руки не доходят, а после сегодняшнего путешествия понимаешь, почему Островский взял на себя роль быть певцом Замоскворечья. Действительно, это жемчужина нашего города и мы не имеем морального права хотя бы раз в год не делать вот такие москвоведческие вылазки. Спасибо руководству клуба, что наконец дошли до этого. Да и погода была подстать. Так что это был день самых лучших впечатлений».